Amnesty International требует освобождения мирных демонстрантов Болотной


В четверг, 3 октября, Amnesty International призвала к немедленному и безоговорочному освобождению из-под стражи всех, кто не был вовлечен в насильственные или какие-либо иные незаконные действия во время массовых протестов в Москве 6 мая 2012 года, но тем не менее предстали перед судом по так называемому «болотному делу». На основании имеющихся улик и показаний, заслушанных в суде, Amnesty International уверена, что уже сейчас можно признать по меньшей мере троих из соответчиков по делу - Владимира Акименкова, Артёма Савёлова и Михаила Косенко - узниками совести. Уже больше года они находятся под стражей за мирное осуществление своего права на свободу слова и собраний. Возможно, и скорее всего так и есть, что остальные соответчики также являются узниками совести, но слушания по их действиям во время демонстрации все ещё идут.

«Болотное дело» - это судебный процесс, рассматривающий события на демонстрации в Москве 6 мая 2012 года, накануне инаугурации Владимира Путина в качестве новоизбранного президента. В тот день планировалось провести марш и демонстрацию на Болотной площади в центре Москвы в знак протеста против возвращения Владимира Путина на пост президента по результатам выборов, омрачённых многочисленными сообщениями о фальсификациях результатов голосования. Время и место проведения как марша, так и митинга были заранее согласованы их организаторами с городскими властями.

Изначально организаторы ждали на митинге около пяти тысяч человек. Однако с приближением дня мероприятия становилось ясно, что десятки тысяч людей собираются прийти на демонстрацию, и организаторы должным образом проинформировали власти об этом в рамках переговоров о маршруте следования, мер по обеспечению безопасности и прочих связанных с маршем вопросов. И всё же в день марша полиция оставила протестующим намного более узкий проход на Болотную площадь, чем было согласовано с организаторами, не поставив их об этом в известность. Полиция закрыла два из трёх проходов на площадь и поставила дополнительные рамки металлодетекторов на единственный оставшийся вход несмотря на то, что демонстранты уже проходили через металлодетекторы перед началом марша. Получившееся в результате бутылочное горлышко повысило давление на передние ряды колонны. Первая линия полицейского оцепления была смята, и множество людей прошли через этот прорыв, но толпу сдержала вторая линия полицейского оцепления.

Свидетельства очевидцев и множество видеозаписей события позволяют предположить, что вплоть до прорыва полицейского оцепления произошло лишь несколько изолированных инцидентов с применением насилия, в которые было вовлечено ограниченное количество протестующих, которые по некоторым предположениям могли быть провокаторами. Давление на передние ряды колонны существенно спало после прорыва первой линии полицейского оцепления и о попытках прорыва второго оцепления не сообщалось. Тем не менее полиция начала разгонять толпу и задержала сотни участников марша, многих из них без каких-либо оснований. Есть множество тщательно задокументированных свидетельств использования полицией чрезмерной силы, некоторые демонстранты получили различные травмы, включая сотрясение мозга, серьезные ушибы, гематомы и ссадины. В то же время в полицию летели куски асфальта и другие предметы, и несколько полицейских, по имеющейся информации, также получили травмы. Несколько туалетных кабинок были сдвинуты или перевернуты. Городские власти также утверждали, что было повреждено дорожное покрытие, однако до сих пор обвинение не предоставило никаких доказательств, подтверждающих это обвинение. По словам многих свидетелей, дававших показания на суде, столкновения между протестующими и полицией были реакцией на полицейскую жестокость и незаконные задержания. Свидетели, которые говорили с Amnesty International, настаивают на том, что только небольшая часть демонстрантов непосредственно участвовала в насилии, и это подтверждается многочисленными доступными видео-материалами.

Очевидно, что то, что начиналось как мирный уличный протест, переросло в локализованное насилие, разгону всего шествия и массовым задержаниям демонстрантов. Было начато уголовное расследование по фактам использования демонстрантами силы против сотрудников полиции, которое привело к тому, что марш был переквалифицирован следственными органами в «массовые беспорядки». Эта в высшей степени спорное определение было вынесено на основании уголовных обвинений против большинства из тех, кто теперь предстали перед судом в связи с протестами на Болотной площади - а именно «участие в массовых беспорядках». Некоторые из подсудимых обвиняются также в применении насилия в отношении сотрудников полиции. Двое признали себя виновными, были осуждены отдельным судебным разбирательством и приговорены к тюремным срокам; 24 человека продолжают находиться под уголовным преследованием. Из них тринадцать в настоящий момент предстали перед судом, и 10 из них находятся в предварительном заключении уже более года. Оставшиеся 11 человек находятся под следствием: пятеро из них - в предварительном заключении, пятеро - под подпиской о невыезде и один - под домашним арестом.

Ни одно из многочисленных заявлений о чрезмерном использовании силы полицией не было расследовано по существу и ни один из сотрудников правоохранительных органов не был признан ответственным или подвергся дисциплинарному наказанию за то, что действия полиции привели к насилию.

Владимир Акименков и Артём Савёлов, которые сейчас предстали перед судом, были задержаны через несколько минут после прорыва полицейского оцепления. Есть видеозапись, на которой они могут быть индентифицированы, зафиксировавшая практически ведь период времени между прорывом оцепления и их задержанием. На записи нет ни одного кадра, на котором они бы совершали какое-либо насильственное действие. Несмотря на то, что обвинение изначально утверждало, что может доказать их участие в насильственных действиях, теперь, когда уже закончилось представление всех ключевых свидетельств против Владимира Акименкова и Артёма Савёлова стало совершенно очевидно, что обвинение не смогло представить каких-либо достоверных доказательств, подкрепляющих уголовные обвинения, которые оба подсудимых отрицают.

Владимир Акименков - активист «Левого фронта». Был задержан 6 мая на Болотной площади всего через несколько минут после прорыва полицейского оцепления. Фактически он был задержан до того, как начались основные стычки с полицией. Имеющиеся видеоматериалы подтверждают, что Владимир Акименков присутствовал на месте событий, но не участвовал ни в каких насильственных действиях или беспорядках, и что его задержание было по-видимому случайным. Он отрицает какое-либо участие в насильственных действиях или подстрекательство к ним.

Владимир Акименков обвинён в участии в массовых беспорядках 6 мая 2012 года по статье 212(2) российского уголовного кодекса. Обвинение ссылается в основном на события, случившиеся на Болотной площади уже после его задержания: они описаны исключительно подробно (столкновения с полицией, переворачивание туалетных кабинок и т.д.). Фото и видео-свидетельства, представленные обвинением в суде не могут служить доказательствами того, что Владимир Акименков был вовлечен в какие-либо насильственные действия.

Обвинение утверждает, что перед задержанием он принимал участие в прорыве полицейского оцепления и кинул древко флага в сотрудников полиции. Владимир Акименков отрицает эти заявления. На видео ясно видно, как Акименков спокойно проходит через брешь в оцеплении, это происходит уже после прорыва и полицейские не пытаются ему помешать или остановить его, через несколько метров он останавливается перед следующей линией оцепления и не делает никаких попыток прорвать его и пройти дальше. Ни на одном из многочисленных видео-свидетельств, где есть Владимир, он не несет, не говоря уж о том, чтобы бросать, древко флага. На широкоугольной съемке той части толпы, в которой Акименков находился до своего задержания, древка флага или похожих вещей, которые бы кидали в полицию, тоже не наблюдается. Напротив, видеозапись показывает его спокойно идущим вдоль линии оцепления и не совершающим никаких насильственных действий, вплоть до момента, когда его задерживают и уводят.

Владимир Акименков был отпущен в день задержания на Болотной площади. Он был снова арестован 10 июня 2012 года и с тех пор находится под арестом. Он страдает серьезным заболеванием - зрительной недостаточностью, которая у него была и до ареста, но с тех пор ухудшилась из-за условий содержания и отсутствия необходимого лечения. Во время суда Владимир Акименков подал жалобу, что не может посмотреть видео-свидетельства, представленные против него обвинением, но суд отклонил её. По словам членов Общественной наблюдательной комиссии, которые посетили Акименкова в заключении и разговаривали с тюремным врачем, у него сохранилось 20% зрения в одном глазу и 10% в другом, то есть он фактически ослеп. Больше года суд неоднократно удовлетворял запросы следствия на продолжение срока его заключения под стражей и не рассматривал какие-либо другие режимы содержания, которые предлагает российское законодательство. В январе 2013 года его адвокат подал заявление в Европейский суд по правам человека от имени Владимира Акименкова с жалобой на незаконное задержание, бесчеловечное и унижающее достоинство наказание в связи с условиями его содержания под стражей.

Артём Савёлов никогда до этого не участвовал в политической деятельности. Как и тысячи других он пришел на Болотную площадь, чтобы принять участие в разрешённом митинге против результатов президентских выборов. Он также был арестован через несколько минут после первого прорыва полицейского оцепления демонстрантами на Болотной. Артёма Савёлова обвиняют в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителя власти, но как и в случае с Владимиром Акименко, в его обвинительном заключении приводятся события, которые произошли уже после его задержания. Артём Савёлов настаивает на том, что он не участвовал в прорыве полицейского оцепления, а его скорее протолкнули и доступные видео-материалы подтверждают его слова. Существует видео-запись, на которой видно, что он ведёт себя спокойно и участвует в ненасильственной сидячей акции вместе с другими демонстрантами, которые решили сесть на землю в знак протеста против действий полиции. На период менее чем в две минуты Артём не виден ни на одной из доступных видео-записей. Он последовательно отрицал, что участвовал в каких-либо насильственных действиях в этот отрезок времени, а обвинение не смогло предоставить никаких убедительных доказательств обратного.

Согласно обвинению, Артём Савёлов применил силу, чтобы помешать сотруднику полиции задержать другого демонстранта, причинил сотруднику полиции физическую боль и выкрикивал лозунг «долой полицейское государство» и другие. Обвинение представило выкрикивание лозунгов в качестве доказательства его участия в беспорядках несмотря на то, что такие действия полностью защищены правом на свободу слова. В любом случае существуют серьёзные сомнения, что Артём Савёлов мог выкрикивать какие угодно лозунги - у него есть серьёзный дефект речи. Более того ни на одной из видео-записей не видно, чтобы он выкрикивал какие-либо лозунги до задержания.

Артём Савёлов решительно отрицает все эти обвинения и утверждает, что он старательно избегал любой конфронтации и не создавал помех сотрудникам полиции, включая момент собственного незаконного задержания.

Версия обвинения против него основывается почти исключительно на показаниях двух сотрудников полиции, которые якобы задержали его 6 мая 2012 года. Есть серьёзные сомнения относительно того, участвовали ли именно эти полицейские в его задержании. Доверие к свидетельским показаниям полицейских было подорвано существенными противоречиями между показаниями, которые они дали в суде, и свидетельскими показаниями, взятыми у них во время следствия. Более того, некоторые показания, которые они дали, прямо противоречат доступным видео- и фото-свидетельствам.

Так, в частности, описание одежды Артёма, которая была на нем, когда его арестовали, изначально данное двумя сотрудниками полиции и ключевым свидетелем обвинения, совершенно расходится с тем, как на самом деле был одет Артём Савёлов. Свидетель впоследствии изменил свои показания в суде так, чтобы они согласовались с действительностью. Более того, во время следствия перед очной ставкой не было проведено опознание подозреваемого. Также стоит отметить, что тот же полицейский заявил, что 6 мая он задержал еще троих человек, но, в отличие от случая с Артёмом, не может вспомнить об этих людях никаких подробностей.

К тому же именно этот полицейский сначала утверждал в своем рапорте, что Артём Савёлов выкрикивал антиправительственные лозунги. После того как стало известно о серьезном дефекте речи подозреваемого, этот свидетель изменил свои показания. Помимо прочего, время задержания Артёма Савёлова, которое назвал этот свидетель, существенно отличается от того, что можно видеть на видео. По словам сотрудника полиции Савёлов был задержан через 30-40 минут после прорыва оцепления, в то время как на видео это происходит через пять или десять минут. Cвидетельские показания, данные другим полицейским, настолько же противоречивы и во многих случаях значительно отличаются от показаний первого полицейского. Артём Савёлов находится в заключении с 10 июня 2012 года.

Михаил Косенко находится в заключении в качестве подозреваемого по «Болотному делу» с 8 июня 2012 года. В настоящий момент его дело выделено в отдельное производство от остальных соответчиков, поскольку обвинение хочет показать, что он представляет опасность для себя или общества и поэтому его следует отправить на принудительное лечение. Обвинение требует поместить его в психиатрическую клинику на основании предполагаемой склонности к насилию, которая якобы доказана его поведением во время протестов на Болотной площади. Обвинение утверждает, что он участвовал в нападении на сотрудника полиции, который получил тяжелые травмы. Другой обвиняемый, Максим Лузянин, ранее признал себя виновным в связи с этим конкретным эпизодом и ему уже был вынесен приговор во время отдельного судебного разбирательства. Михаил Косенко отрицает обвинения в преступном поведении и свою склонность к насилию.

Две разные видео-записи этого инцидента сделанные двумя разными журналистами ясно показывают, что Михаил Косенко спокойно стоял в первом ряду колонны демонстрантов, когда полицейский и демонстрант, которого полицейский пытался задержать, упали прямо в толпу. Видно, что Михаил Косенко подходит к ним и по-видимому старается вытолкнуть их обратно. Точно видно, что он не применяет никакого насилия и не бьёт полицейского.

Из видео также очевидно следует, что Михаил Косенко не касался и не причинял никакого больше вреда полицейскому. На записи можно увидеть, как несколько секунд спустя на того же полицейского напали по меньшей мере двое демонстрантов, но никак не Михаил Косенко. Из доступных видео-доказательств совершенно ясно, что во время этого эпизода Михаил Косенко стоит перед демонстрантами на некотором расстоянии от полиции и нападающих.

Помимо этой видео-записи, которая не дает возможности связать Михаила Косенко с какими-либо насильственными действиями, и, если уж на то пошло, доказывает обратное, единственным доказательством, представленным обвинением в суде, были показания полицейских. Один из них заявил во время расследования, что видел, как Михаил Косенко по крайней мере один раз ударил и пнул раненого полицейского. Однако свидетель заявил, что во время этого эпизода раненый полицейский уже стоял на четвереньках и его избивали несколько человек. Конкретно этот момент запечатлён на двух видео-записях, которые опровергают показания полицейского, так как показывают, что в тот момент Михаил стоял в толпе, на некотором расстоянии от полиции. Это подтвердили четыре свидетеля защиты, которые присутствовали на месте, трое из них известные правозащитники, которые стояли рядом с Косенко. и один журналист, которые снимал происходящее на камеру. Все они дали показания, что Михаил Косенко стоял примерно в трёх-четырёх метрах от места, где напали на полицейского и, что он не участвовал в инциденте.

Защита попросила о том, чтобы ещё одно доказательство - фото и видео-записи события, сделанные сверху, из полицейского вертолета, были приобщены к уголовному делу Михаила Косенко. По словам защитников это видеозапись уже присутствовала в другом, гражданском деле, по запросу суда. Они утверждали, что эти записи покажут, что на протяжении всего митинга Косенко не участвовал ни в каких насильственных или противозаконных действиях. Но защитникам сообщили, что кассета с записью может быть предъявлена только по запросу суда. Запрос защиты о принудительном предоставлении кассеты был отклонён судьей на загадочном основании - что неясно, насколько кассета относится к делу, и что защита не продемонстрировала готовность сделать всё возможное для того, чтобы обеспечить безопасность кассеты.

У Михаила Косенко есть инвалидность вследствие психических нарушений, полученная во время службы по призыву в армии. Во время предварительного заключения обвинение провело медицинское освидетельствование, в результате которого пришло к заключению о резком ухудшении его состояния и о том, что теперь он представляет угрозу для общества и ему требуется принудительное лечение. И это вопреки тому факту, что многие годы он лечился без госпитализаций и никогда не считался угрозой обществу или самому себе.

Экспертиза, которая признала серьёзное ухудшение состояния Михаила Косенко, пришла к такому заключению после всего лишь короткого разговора с ним после двух месяцев заключения, во время которых он не получал своих обычных лекарств. Ещё труднее объяснить тот факт, что, составляя заключение, комиссия, по словам одного из её членов, приняла во внимание материалы уголовного дела против Михаила Косенко, так доказательством его буйного поведения по мнению психиатров, проводивших экспертизу, является то, что Михаил Косенко имеет склонность к насилию, а ведь это именно этот факт, оспаривается защитой в рамках процесса.

Защита Михаила Косенко запросила вторую, независимую психиатрическую экспертизу, но судья отклонил этот запрос.

Само собой разумеется, что принудительное психиатрическое лечение должно использоваться исключительно в случаях тяжёлых психических заболеваний, когда есть вероятность, что этот человек может причинить прямой и неизбежный вред себе или другим. Возможная принудительная госпитализация Михаила Косенко без независимой экспертизы, которая подтвердила бы такую необходимость, и отказ судьи предоставить право такой экспертизы, наводит на печальные воспоминания о политических диссидентах советской эпохи, которых в качестве наказания насильно отправляли в закрытые психиатрические клиники.

Во всех трёх описанных выше случаях обвинение в первую очередь основывается на показаниях полицейских. Раньше Amnesty International уже высказывала обеспокоенность тем, что сотрудники полиции становятся главными свидетелями в делах против демонстрантов, а судьи принимают их показания без сомнений и не подкрепляя их другими доказательствами из иных источников. Более того, в делах этих трёх людей показания, данные полицейскими во время расследования и в зале суда, часто не соответствуют друг другу. Также они часто полностью противоречат доступным видео-свидетельствам.

Обвинения против Владимира Акименкова, Артёма Савёлова и Михаила Косенко не подтверждаются видео-записями, представленными в суде; скорее наоборот, эта запись и запись соответствующих событий доступны в любом месте, скорее снимают обвинения, нежели изобличают, этих трех соответчиков, но по крайней мере в одном деле, они не были включены в уголовное дело судьей несмотря на запрос защиты. Несметное количество надежных свидетельств в делах Владимира Акименкова, Артёма Савёлова и Михаила Косенко указывает на то, что они не участвовали в каких-либо насильственных действиях во время протеста на Болотной площади и что, следовательно, они не виновны в преступлениях, в которых их обвиняют. Их обвинение связано с их мирным протестом и они являются узниками совести. Они должны быть отпущены немедленно и без каких-либо дополнительных условий.

Amnesty International выражает озабоченность тем, что неверняка должны быть и другие узники совести, проходящие по «Болотному делу», и что это дело по сути своей политическое.

Организация следила за судебным процессом и озабочена нарушениями принципа беспристрастности судебного разбирательства, включая упомянутое неравноправие сторон, как показывает неправомерное вмешательство судьи в допрос защитой свидетелей обвинения и отказ от возможности подвергнуть их всех вместе перекрёстному допросу. Обвиняемым также неоднократно отказывалось в возможности конфиденциального общения с их адвокатами во время судебных слушаний.

По крайней мере один из адвокатов, Фарид Муртазин, защищающий Артёма Савёлова, стал объектом преследований. В августе 2012 года Следственный комитет подал жалобу на адвоката, утверждая, что он неоднократно отсутствовал на процессуальных действиях в рамках уголовного расследования, в которых участвовал его клиент. Фарид Муртазин отверг эти заявления, которые, как он уверен, были попыткой лишить его адвокатской лицензии. Позже адвокат получил заверения от своей Адвокатской палаты, что ему не грозит никаких дисциплинарный взысканий.

Некоторые обвиняемые по «болотному делу» провели уже больше года в предварительном заключении и продолжают оставаться под стражей во время судебного процесса. Amnesty International призывает российские власти обеспечить быстрое и справедливое судебное разбирательство и при отсутствии риска, что подсудимые могут скрыться от правосудия, создать угрозу общественной безопасности или нанести вред отправлению правосудия, они были освобождены до суда и на время судебных слушаний.

Amnesty International также выражает озабоченность, что несмотря на веские заявления о чрезмерном использовании силы полицией 6 мая 2012 года, подкреплённые внушительной базой свидетельств, включая множество фото- и видео-записей демонстрации, показаний очевидцев, медицинских заключений, подтверждающих различные травмы, полученные демонстрантами, задержанными в тот день, не было проведено фактического расследования по этим заявлениями и нет никаких признаков того, что российские власти собираются такое расследование проводить.

Свобода слова и ассоциаций, право не подвергаться пыткам и другим видам жестокого обращения и не быть незаконно задержанным, и право на справедливое судебное разбирательство являются фундаментальными правами человека, закреплёнными во многих договорах по правам человека, в которых участвует Российская Федерация, включая Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года и Европейскую конвенцию по защите прав человека и фундаментальных свобод. Эти права также закреплены в Российской конституции. Они должны полностью соблюдаться и защищаться на практике, и в первую очередь в отношении всех лиц, находящихся под следствием и представших перед судом в связи с событиями, произошедшими на Болотной площади 6 мая 2012 года.

Amnesty International продолжит следить за процессом и рассмотрит дела других обвиняемых, как только будут завершены представления доказательств. А сейчас Amnesty International призывает немедленно и без всяких условий выпустить из заключения Владимира Акименкова, Артёма Савёлова и Михаила Косенко, и повторяет свой призыв к российским властям обеспечить быстрое и честное судебное разбирательство всем соответчикам и подозреваемым в этом деле.

#новости #Россия

Вы можете изменить мир к лучшему, став нашим сторонником. Укажите свой мейл:

 

Twitter Facebook VKontakte Google+
Актуально

Тибетский монах оказался за решёткой после акции протеста


В Индии повторно арестован активист-правозащитник из Кашмира


Amnesty International обеспокоена переносом поездки Специального докладчика ООН по вопросу о пытках в Турцию


Помиловать Сноудена: Ответ газете Washington Post


Дело ПИВТ: ещё один год несправедливости в Таджикистане