Вопросы, вызывающие озабоченность AI в Центральной Азии. Январь 2006 года - март 2007 года

AMNESTY INTERNATIONAL

Региональный обзор

Индекс AI: EUR 04/001/2007 (Для свободного распространения)

26 марта 2007 года

Amnesty International озабочена тем, что несмотря на заявленные усилия правительств стран Центральной Азии, направленные на соблюдение обязательств в области защиты прав человека, и реальные действия по искоренению худших злоупотреблений, предпринятые рядом государств, в регионе регулярно и, фактически, безнаказанно продолжали происходить грубейшие нарушения прав человека. Этот краткий обзор посвящён самым животрепещущим, по мнению AI, вопросам соблюдения прав человека в республиках Центральной Азии.

Вопреки регулярно поступающим заявлениям тысяч людей о произвольных задержаниях, а также о пытках и жестоком обращении под стражей с целью получения признательных показаний, лишь незначительное число сотрудников органов охраны правопорядка предстают перед судом и отвечают за совершённые нарушения прав человека. В атмосферу безнаказанности в регионе свою лепту вносит коррупция в органах охраны правопорядка и в судебной системе. Атмосфера безнаказанности подрывает всеобщую веру в систему уголовного правосудия. Люди не подают жалобы, так как знают, что не добьются ни справедливости, ни компенсации. Многие отказываются свидетельствовать против работников милиции, опасаясь возмездия, которое может коснуться не только их самих, но и родственников и друзей.

Избиения со стороны сотрудников правоохранительных органов (особенно в изоляторах временного содержания и на улицах) остаются повседневным явлением. Пытки и другие виды жестокого обращения с задержанными, как и раньше, широко распространены во всём регионе, а в Узбекистане они носят систематический, даже системный характер. В 2006 году Специальный докладчик ООН по проблеме пыток повторно выразил озабоченность, несомненно, повсеместным применением пыток в Узбекистане.

Правительства часто называют борьбу с терроризмом и национальную безопасность ключевыми элементами поддержания стабильности. Однако слишком часто они используются как предлог для подавления несогласных и объединения усилий для преследования наименее защищённых групп граждан и организаций, воспринимаемых как угроза безопасности государства или региона (в частности, речь идёт о независимых мусульманских организациях и оппозиционных политических движениях). Участвуя в «войне с терроризмом» и действуя в рамках антитеррористических договорённостей, страны депортируют просителей убежища и беженцев в Китай и Узбекистан, где над возвращёнными нависает смертельная угроза пыток и других грубых нарушений прав человека. Это - вопиющий отказ республик от взятых на себя обязательств в рамках международного законодательства о защите беженцев и прав человека.

Постоянно нарушается законодательно закреплённая презумпция невиновности. Особенно часто это происходит в контексте национальной безопасности и борьбы с терроризмом, когда подозреваемых публично объявляют виновными ещё до начала суда. В Узбекистане в 2005-2006 годах большинство процессов над обвиняемыми в терроризме проходили в закрытом режиме или даже тайно: о дате начала слушаний заранее не сообщалось; на заседания не допускали ни родственников, ни адвокатов, выбранных подзащитными; вердикт и текст приговора не публиковались; не было никакой информации о том, где содержатся подсудимые. В Узбекистане и других республиках обвиняемых в совершении уголовных преступлений на процессе обычно помещают в клетку, таким образом подчёркивая уверенность в их виновности.

Суды продолжают регулярно принимать к рассмотрению доказательства, основанные на признаниях, полученных в результате пыток и других видов жестокого обращения.

Из разных стран поступает информация о преследовании правозащитников и о мерах, направленных на ограничение свободы слова. Amnesty International признала узниками совести людей, осуждённых за реализацию права на свободу самовыражения. С особой, неослабевающей жестокостью подавлялись выступления правозащитников и журналистов в Туркменистане и Узбекистане. После событий в городе Андижане (Узбекистан) 13 мая 2005 года, когда были убиты сотни безоружных мужчин, женщин и детей, в стране участились преследования, взятие под стражу и жестокое обращение с протестующими против случившегося правозащитниками. Власти продолжали отказываться от предложений провести независимое международное расследование гибели людей в Андижане.

В качестве одного из инструментов ограничения свободы слова применяется уголовное преследование клеветы и диффамации. Так, с целью пресечения критики должностные лица всех уровней государственного управления подают уголовные иски о клевете. За публикацию отчётов о пытках и жестоком обращении со стороны сотрудников милиции или статей на тему коррупции журналистам и правозащитникам часто предъявляли обвинения в диффамации, и некоторых из них даже приговорили к тюремному заключению.

В Туркменистане и Узбекистане на свободу независимых СМИ (местных и зарубежных) по-прежнему накладываются суровые ограничения. Вся туркменская пресса находится под государственным контролем, и власти регулярно блокируют доступ к интернет-сайтам, которые публикуют «нежелательную» информацию. Известно, что представители властей приходили домой к лицам, которые были замечены в посещении подобных сайтов, и запугивали их. Во многих случаях иностранным журналистам, фотографам и наблюдателям-правозащитникам отказывали во въезде в Туркменистан, чтобы помешать сбору сведений о репрессивном режиме. Сотрудничая с зарубежными журналистами, представители туркменского гражданского общества рискуют, что власти объявят их «предателями»; им угрожают пытки, жестокое обращение, несправедливые суды и, наконец, тюремное заключение. В Узбекистане СМИ и интернет находятся, фактически, под контролем государства, которое отслеживает всю информацию, размещаемую в местной прессе и передаваемую из-за рубежа, и ограничивает въезд иностранных корреспондентов и их перемещения внутри страны.

В Кыргызстане так и не был принят проект закона об отмене смертной казни, хотя в ноябре 2006 года вступила в действие новая конституция, где закреплена эта норма. В Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане существует мораторий на проведение казней, хотя в законодательстве высшая мера наказания всё ещё присутствует. Узбекистан отказался ввести мораторий на приведение смертных приговоров в исполнение, несмотря на указ президента об упразднении смертной казни с 2008 года. Во всех странах казни окружены завесой секретности: родственникам не выдают тело казнённого, не раскрывают место захоронения, а статистику по смертной казни не публикуют. Amnesty International проводит кампанию за отмену смертной казни во всей Центральной Азии.

Amnesty International призывает правительства стран Центральной Азии предпринять конкретные шаги, направленные на применение законодательных мер, которые обеспечили бы эффективные и надёжные гарантии защиты прав и достоинства граждан этих государств.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДОКУМЕНТА

Прикрепленный файлРазмер
CA_concerns_2007_ru.pdf471.46 KB

#Казахстан #Кыргызстан #несправедливый суд #пытки и жестокое обращение #свобода выражения мнений #Таджикистан #Туркменистан #Узбекистан