В память о Питере Бененсоне

Человек, который решил, что настало время перемен

Ричард Риок

26 февраля 2005 года

На этой неделе ушёл из жизни человек, который произвёл революцию в области прав человека. Он всегда отказывался от всех почестей, но оставил после себя мир, изменившийся под напором бесчисленных акций протеста и петиций, которые он инициировал.

Основателю Amnesty International Питеру Бененсону было 83 года. Когда он родился, ещё не существовало ни ООН, ни каких-либо международных соглашений в сфере прав человека. Всеобщую декларацию прав человека ещё только предстояло написать. В политическом пространстве не было ни одной из нынешних крупных правозащитных организаций. Гражданское общество ещё не появилось на свет.

Бывший адвокат, создавший в 1961 году Amnesty International, был безгранично скромен и старался держаться в тени. Он никогда не добивался признания своих заслуг в том кардинальном преображении, которое случилось в мире за последние 40 лет. Почти каждый из премьер-министров Великобритании предлагал посвятить его в рыцари, но он так и не согласился.

Каждый из писавших ему премьер-министров получал личный ответ от Бененсона (до глубокой старости тот сам печатал на машинке свои письма), где тот перечислял все текущие нарушения прав человека, с которыми Amnesty боролась в Соединённом Королевстве. Без малейшего кокетства он предлагал правительству предпринять определённые шаги для исправления ситуации - если уж оно так хочет отметить его вклад в борьбу за права человека.

По сравнению с тем миром, где родился Бененсон, мир, который он оставил после себя, изменился настолько основательно, что даже трудно представить себе весь масштаб трансформации. Сейчас в мире действует почти сотня соглашений и других правовых инструментов в сфере прав человека. Более 90% стран мира присоединились к двум наиболее всеобъемлющим документам: международным конвенциям о гражданских/политических правах и экономических/социальных правах. Почти все эти государства официально дали своим гражданам право обращаться с жалобами в международные органы.

Помимо правозащитных органов при ООН, теперь существуют региональные межправительственные органы, полномочия которых охватывают практически три четверти стран мира.

Права женщин, права ребёнка, права меньшинств, права трудящихся, права инвалидов - все они были систематизированы и последовательно закреплены в декларациях, конвенциях и в национальных законодательствах. Пытки во всём мире поставлены вне закона. К началу XXI века более половины стран мира отказались от смертной казни, либо полностью отменив её, либо перестав применять на практике.

Однако самый выдающийся феномен, благодаря которому Питер Бененсон навсегда останется в истории, - появление на свет того, что во всём мире теперь называется «гражданским обществом». На сегодняшний день насчитывается более тысячи национальных и региональных правозащитных организаций. Его детище, Amnesty International, - одна из наиболее известных из них. Она объединяет почти 2 миллиона членов, жертвователей и сторонников в более чем 64 странах и территориальных образованиях.

Однако говорить о Питере Бененсоне просто как об основателе одной организации (на самом деле он основал ещё несколько) означает недооценивать едва ли не самую важную отличительную черту политики за период с момента окончания Второй мировой войны и до наших дней. Именно тогда резко возросло влияние организованного ненасильственного общественного мнения как элемента внутренней и внешней политики. Историки, возможно, сочтут, что причиной этого являются социальные перемены, случившиеся после войны. Но в любом изложении общественной истории данного периода неизменно упоминается один эпизод.

В конце 1960 года в лондонской подземке ехал мужчина в котелке и читал газету. В газете он обнаружил заметку о двух студентах-португальцах, которых приговорили к семи годам тюрьмы за то, что они подняли бокалы за свободу. Возмущённый мужчина решил отправиться к посольству Португалии в Лондоне, чтобы лично выразить протест. А потом передумал. Вместо этого он вышел на станции «Трафальгарская площадь» и пошёл к церкви Св. Мартина в полях. Там в размышлениях он провёл три четверти часа.

Как рассказывал он сам: «Я зашёл туда, чтобы решить, как эффективно мобилизовать международное общественное мнение. Надо было подумать о создании большой группы, куда вошли бы энтузиасты со всего мира - люди, жаждущие повсеместного соблюдения прав человека».

Этим человеком был Питер Бененсон, служивший тогда барристером в Лондоне. Когда он снова вышел на площадь, у него появилась идея. Через несколько месяцев он запустил свою кампанию «Призыв к амнистии» (Appeal for Amnesty), начав с публикации статьи на первой полосе газеты The Observer.

До сих пор никто не делал ничего сопоставимого по масштабу. Судя по огромному отклику, люди по всему миру будто ждали подобного сигнала. Обращение перепечатали газеты из более чем десятка стран. За первое полугодие поступило более тысячи писем. И объемы корреспонденции глав государств по всему миру изменились навсегда.

Бененсон предложил исключительно простую идею - и, может быть, именно поэтому ему всегда казалось неудобным привлекать большое внимание к себе лично. Он создал сеть, объединившую людей, которые писали письма. Эту сеть один из критиков назвал «одним из величайших помешательств нашего времени». В задачу сети входило бомбардировать правительства индивидуальными обращениями в интересах узников, которые оказались за решёткой или подверглись жестокому обращению в нарушение Всеобщей декларации прав человека.

Во времена, когда люди любой ценой добиваются популярности, скромность Питера Бененсона трудно понять. Он никогда не выходил из тени, чтобы принять многочисленные почести, которые сыпались на Amnesty, символом которой в мире стала свеча за колючей проволокой. Его мысли всегда сосредоточивались на том, что ещё не сделано, и на бесчисленных жертвах, которые нуждались в помощи.

<img width=«300» height=«300» align=«left» src=«/sites/default/files/a5426ea059(1).jpg» class=«teaser-image» alt=««Эта свеча горит не для нас, - говорил он, - а для тех, кого мы не смогли вызволить из тюрьмы, кого застрелили по дороге в тюрьму, кого пытали, кого похитили, для тех, кто «исчез». Вот кому нужна эта свеча».

В последние годы влияние Amnesty росло экспоненциально. Организация стала использовать международные новостные СМИ, а прочие объединения начали брать на вооружение её методы, видоизменяя их для своих целей. Очень часто оказывается, что истоки многих организаций - будь то невероятно влиятельное экологическое движение, появившееся 20 лет спустя, или женское движение, или другие объединения, занимающиеся одной или многими проблемами, как у себя в стране, так и по всему миру - восходят к изучению методов организации Питера Бененсона.

Сегодня мы принимаем как само собой разумеющееся то влияние, которое оказывают благотворительные общества, волонтёрские объединения и кампании с участием простых людей. Однако до того самого дня на Трафальгарской площади - дня, когда одинокий читатель газеты решил, что настало время перемен - мир и не подозревал об их возможностях.

С тех пор всё изменилось. Зажигая первую свечу Amnesty в 1961 году, Питер Бененсон сказал: «На ум мне приходят слова человека, которого в XVI веке приговорили к смерти через сожжение: сегодня мы зажигаем такую свечу, которую уже не погасить никогда».

#AI@50 #Amnesty International