AI

Россия: Дело «Сети» – секретность и многочисленные заявления о применении пыток

24/12/2018

Amnesty International обеспокоена проходящим сейчас уголовным преследованием в рамках так называемого дела «Сети» как минимум 10 молодых людей из Пензы и Санкт-Петербурга, в основном левых политических активистов, называющих себя антифашистами и анархистами. Особую озабоченность вызывает то, что не было проведено тщательного расследования жалоб некоторых из обвиняемых на пытки и другие виды жестокого обращения, которые, как утверждается, применялись к ним для получения «признательных показаний».

Двум из этих молодых людей – Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому – были предъявлены обвинения в «организации террористического сообщества» (часть 1 статьи 205.4 УК) и в случае, если их признают виновным, то им может грозить до 20 лет тюремного заключения. Восемь человек обвинили в «участии в террористическом сообществе» (часть 2 статьи 205.4 УК) и, если их признают виновными, то им грозит до десяти лет лишения свободы. Кроме того, двое из этих молодых людей обвиняются в подготовке к производству и сбыту наркотических средств в крупном размере (часть 4(г) статьи 228.1 УК), а еще один – в «незаконном хранении взрывчатых веществ» (часть 1 статьи 222.1 УК). По версии занимающейся расследованием Федеральной Службы Безопасности (ФСБ) у «Сети» якобы были ячейки в Пензе, Санкт-Петербурге, Москве и Беларуси. ФСБ утверждает, что ее участники готовили взрывы во время президентских выборов 2018 года и чемпионата мира по футболу для того, чтобы спровоцировать насильственные общественные беспорядки.

Дело началось в октябре 2017 года с ареста и заключения под стражу Егора Зорина (позднее, после того как он согласился сотрудничать со следствием и, как утверждается, дал показания на других фигурантов дела, его перевели под домашний арест), Ильи Шакурского, Василия Куксова и Дмитрия Пчелинцева. В начале ноября 2017 года в Пензе арестовали Андрея Чернова, а в Санкт-Петербурге Армана Сагынбаева и этапировали в пензенский следственный изолятор.

Двадцать третьего января 2018 года оперативники ФСБ в Санкт-Петербурге заключили Виктора Филинкова под стражу без возможности связаться с внешним миром. Он считался пропавшим, а родные ничего не знали о его судьбе и местонахождении, пока он не «нашелся» два дня спустя в одном из изоляторов Санкт-Петербурга после того, как суд вынес решение о его аресте. Двадцать пятого января еще одного молодого человека из Санкт-Петербурга, Игоря Шишкина, заключили под стражу без возможности связаться с внешним миром, и его родственники тоже ничего не знали о его судьбе и местонахождении, пока он также не «нашелся» в изоляторе, когда суд вынес решение о заключении его под стражу. Двадцать первого января 2018 года Юлий Бояршинов, тоже из Санкт-Петербурга, был арестован по подозрению в «незаконном хранении взрывчатых веществ» (часть 1 статьи 222.1 УК РФ). 23 января судья одобрил его содержание под стражей на 30 дней. Юлия Бояршинова поместили в следственный изолятор «Кресты-2», где, как утверждается, к нему приходили оперативники ФСБ, убеждавшие его дать показания против других обвиняемых по делу «Сети». Когда Юлий Бояршинов отказался, то его перевели в другой изолятор – СИЗО-6, где условия содержания гораздо хуже. Как сообщалось, оперативники ФСБ продолжали приходить к нему и там, продолжая оказывать на него давление с тем, чтобы он дал показания на других фигурантов дела. Однако Юлий Бояршинов по-прежнему отказывался «сотрудничать» и 11 апреля ему тоже предъявили обвинения в участии в «Сети» по статье 205.4 часть 2.

Пятого июля суд в Пензе постановил поместить под арест Михаила Кулькова и Максима Иванкина на основании обвинений в подготовке к производству и сбыту наркотиков в крупном размере. До этого их задерживали в марте 2017 года вместе с левым активистом Алексеем Полтавцевым. По словам Полтавцева сотрудники ФСБ пытали их и жестоко с ними обращались, требуя дать показания на их друзей из среды левых активистов.

Все, кроме двух обвиняемых по этому делу – Егора Зорина (см. выше) и Игоря Шишкина (который заключил сделку со следствием на стадии досудебного производства), отрицают свое участие в террористической организации и совершение каких-либо противоправных действий. Виктор Филинков, Арман Сагынбаев, Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский жаловались, что сотрудники, ведущие следствие, пытали и подвергали их другим видам жестокого обращения, в том числе использовали электрошокеры, чтобы получить «признательные показания». Дмитрий Пчелинцев и некоторые другие обвиняемые отказались от своих жалоб после того, как их, судя по всему, снова подвергли пыткам. Однако, Дмитрий Пчелинцев позже снова подал жалобу. Другие – Василий Куксов, Юлий Бояршинов, Андрей Чернов и Максим Иванкин – пожаловались, что их пытали и применяли к ним другие виды жестокого обращения, в том числе их избивали, чтобы получить от них «признательные показания». Все девять обвиняемых также заявили, что следователи применяли к ним другие незаконные методы, в том числе психологическое давление, а также запугивали родственников.

В ходе расследования появлялись новые сообщения о жестоком обращении с обвиняемыми, в том числе этапирование Виктора Филенкова и Юлия Бояршинова в Пензу для участия в неких «следственных действиях». Их этап продолжался целый месяц; этапирование заключенных в России проводится в условиях, которые можно квалифицировать, как бесчеловечные и унизительные. В конце ноября 2018 года некоторые из обвиняемых, содержавшиеся под стражей в Пензе, пожаловались, что с ними жестоко обращаются и оказывают на них давление, чтобы заставить их быстрее читать материалы их уголовных дел. Один из них, Дмитрий Пчелинцев, объявил голодовку в знак протеста против оказывающегося на него давления.

Один из обвиняемых, Арман Сагынбаев, серьёзно болен и, как сообщается, ему не дают необходимых лекарств.

Еще один человек, Илья Капустин, утверждает, что его тоже похитили и пытали оперативники ФСБ, но потом отпустили, поскольку он проходил в этом деле в качестве свидетеля, а не подозреваемого. Ему пришлось уехать из страны из страха перед дальнейшими преследованиями, и он подал жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в связи с нарушением статьи 3 (Запрет пыток), статьи 5 (Право на свободу и безопасность) и ст.13 (Право на эффективное средство правовой защиты) Европейской конвенции о правах человека после того, как российский Следственный комитет отказался возбудить уголовное расследование на основании его жалобы на применение пыток. Жалоба Виктора Филинкова была отклонена на национальном уровне и в сентябре 2018 он подал жалобу в ЕСПЧ.

Несмотря на то, что Игорь Шишкин не подавал официальной жалобы на применение пыток, члены санкт-петербургской Общественной наблюдательной комиссии по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания (ОНК, независимый механизм, членам которого разрешается посещать задержанных, но не обсуждать с ними их дела) посетили его в следственном изоляторе вскоре после ареста и документально зафиксировали следы от пыток и других форм жестокого обращения. Они также задокументировали пытки и другие формы жестокого обращения еще одного фигуранта этого дела, Виктора Филинкова. Члены ОНК также посетили Юлия Бояршинова в изоляторе в Санкт-Петербурге и были обеспокоены тем давлением, которое на него оказывалось.

Исследователь Amnesty International встретился с членами ОНК, которые посещали обвиняемых по делу «Сети» в Санкт-Петербурге и видел соответствующие документы. Исследователь Amnesty International также встретился с родителями некоторых из обвиняемых и записал их свидетельства об арестах сыновей, обысках в квартирах, в том числе утверждения о том, что в некоторых случаях оружие и боеприпасы были подкинуты оперативниками, а также примеры оказания давления и сведения, касающиеся условий содержания под стражей. Исследователь Amnesty International также встретился с адвокатами некоторых обвиняемых. Они не могли обсуждать детали уголовного дела, поскольку по требованию ФСБ дали подписки о неразглашении материалов дела. Однако, они смогли рассказать некоторые подробности об условиях содержания под стражей их клиентов и/или случаях жестокого обращения с ними. Все эти показания заслуживают доверия и не противоречат друг другу.

Четко вырисовывается тенденция использования российскими властями анти-экстремистских и антитеррористических законов и уголовных преследований для борьбы с критиками правительства и диссидентами. Этот сценарий подробно задокументирован российскими и международными наблюдателями в области прав человека, в том числе и Amnesty International.

Секретность, окружающая дело «Сети», вызывает дополнительные опасения. Судебные процессы должны быть открыты для представителей общественности, кроме тех случаев, когда существуют исключительные законные основания ограничивать доступ общественности на некоторые из судебных заседаний. Но эти ограничения должны служить законной и реальной цели. У подобной цели должен быть очевидный эффект, например, защитить способность страны ответить на применение или угрозу применения силы, как извне, например, в виде военной угрозы, так и изнутри, например, в случае подстрекательства к насильственному свержению правительства. Судебные слушания не могут быть закрыты от начала и до конца. Необходимы законные основания для проведения в закрытом режиме любой части судебного процесса, а вышеупомянутые строгие критерии должны быть соблюдены в полном объеме.

С самого начала ФСБ требовала от адвокатов защиты давать подписку о неразглашении информации о процессе. Даже судебные заседания о продлении срока содержания под стражей обвиняемых были закрыты для представителей общественности. Подобная секретность способствует нарушениям прав человека, в том числе права на справедливое судебное разбирательство. Нет независимого способа проверить обоснованно ли обвиняемые подозреваются в совершении признанных международным законодательством преступлений или их преследуют по политическим мотивам. Окружающая этот процесс секретность вызывает обоснованные подозрения в том, что обвинение может опираться на ложные и иные недопустимые доказательства, в том числе признания вины, полученные под пытками или с помощью других видов жестокого обращения. Необходимо отметить, что заявления о применении пыток и других видов жестокого обращения в отношении фигурантов этого делу и показания свидетелей многочисленны и не противоречат друг другу.

Amnesty International призывает российские власти пересмотреть дело «Сети» и если в ходе такого пересмотра окажется, что дело действительно было сфабриковано, то с обвиняемых должны быть сняты все обвинения и они должны быть незамедлительно освобождены. Если же существуют законные основания для продолжения судебного преследования, то российские власти должны в полной мере соблюдать право на справедливое судебное разбирательство и, помимо прочего, открыть судебный процесс по делу «Сети» для представителей общественности.

Российские власти также должны незамедлительно, эффективно и беспристрастно расследовать все заявления о применении пыток и других видов жестокого обращения в деле «Сети» и привлечь виновных к ответственности в ходе справедливого судебного разбирательства.

Документ

Россия: Дело «Сети» – секретность и многочисленные заявления о применении пыток

#новости #главное #Россия