© Getty Images

Афганистан: Нельзя добиваться мира ценой пренебрежения к правам человека

24/1/2019

В последнее время отмечается заметное оживление попыток активизировать мирный процесс в Афганистане. После того как США назначили Залмая Халилзада своим спецпредставителем в регионе, он активно посещает различные региональные столицы, пытаясь примирить и объединить все заинтересованные стороны. По всей видимости, президент Ашраф Гани в свою очередь предпринимает аналогичные усилия; их началом стало его выступление на Женевской конференции в конце прошлого года, в котором он заявил о необходимости «Достичь мира: новая глава в мирном процессе, в котором ключевая роль принадлежит Афганистану». Однако все эти усилия пока не привели к решению ключевых проблем в области прав человека. Участие женщин в усилиях по установлению мира очень ограничено – только три женщины вошли в состав правительственной комиссии по переговорам, состоящей в общей сложности из 12 человек. Ни слова не говорится о том, каким образом процесс мирного урегулирования будет включать в себя обеспечение компенсаций жертвам военных преступлений, не говоря уже о том, как именно будут привлекаться к ответственности виновные в этих преступлениях. Ничего не говорится и о сохранении ограниченных, но важных достижений в области прав человека – в том числе прав женщин и прав различных меньшинств.

Вот уже более 40 лет афганцы страдают от непрекращающихся нарушений прав человека. Они столкнулись с ужасающими злоупотреблениями и нарушениями прав человека, которые допускали все стороны, вовлечённые в этот конфликт; мирные жители и объекты гражданской инфраструктуры становились объектами целенаправленных нападений, имели место пытки и другие виды жестокого обращения, происходили насильственные исчезновения, уничтожалось имущество людей. В отчаянии спасаясь бегством от разгоревшегося конфликта, афганцы становились внутренне перемещёнными лицами, или же были вынуждены искать безопасное убежище за пределами страны, становясь беженцами. Афганцы потеряли свою собственность, сбережения, все свои активы. В период с 1996 по 2001 год, когда у власти находились талибы, они целенаправленно преследовали представителей религиозных и этнических меньшинств. В последние годы мы также стали свидетелями того, что вооружённые группировки по-прежнему преследуют различные меньшинства в Афганистане, устраивая чудовищные взрывы, равносильные военным преступлениям. И всех этих несправедливостей и преступлений, продолжающихся уже пятое десятилетие, оказалось недостаточно для того, чтобы власти США или власти Афганистана провели консультации с пострадавшими от происходивших злоупотреблений, прежде чем активизировать свои усилия по мирному урегулированию.

Пытаясь прервать длинную череду нарушений прав человека, нынешнее правительство Афганистана обязалось покончить с жестокими средневековыми формами наказаний, позволить женщинам и девушкам получать образование и устраиваться на работу, избавить религиозные меньшинства от участи считаться гражданами второго сорта. Во всех этих областях были достигнуты важные успехи, и все они могут оказаться под угрозой аннулирования в том случае, если до начала переговоров о мирном урегулировании не будут определены важнейшие предварительные условия.

Тем не менее лишь крайне ограниченное внимание было уделено рассмотрению преступлений по международному праву, которые совершали все стороны этого конфликта; при этом для жертв подобных преступлений не были предусмотрены даже минимальные компенсации. В этой связи можно упомянуть также общенациональные консультации по вопросам правосудия переходного периода, проведённые в стране Независимой комиссией по правам человека в Афганистане в 2004 году; их целью было рассмотрение совершённых в прошлом преступлений в соответствии с мандатом правительства, действовавшего при тогдашнем президенте Хамиде Карзае.

По результатам проведённых консультаций был опубликован доклад, озаглавленный «Призыв к правосудию». Он стал основой для выработки документа под названием «План действий по примирению, достижению мира и правосудия в Афганистане». Однако правительство оказалось неспособно выполнить свои собственные обязательства.

Следует вспомнить и о Законе об амнистии (Закон о национальном примирении, всеобщей амнистии и национальной стабильности), принятом парламентом Афганистана; этот закон утвердил атмосферу безнаказанности, предоставил иммунитет обвиняемым в преступлениях и практически похоронил все надежды на восстановление правосудия. В 2008 году, в преддверии президентских выборов, которые должны были состояться в следующем году, Закон об амнистии был по политическим причинам официально опубликован в правительственном печатном издании. Международное сообщество предпочло благополучно закрыть на это глаза.

Неспособность учредить эффективные механизмы обеспечения правосудия открыла дорогу во властные структуры лицам, обоснованно подозреваемым в уголовной ответственности за жестокие преступления, в том числе целому ряду печально знаменитых полевых командиров. Отчасти из-за нехватки ресурсов, правительство Афганистана оказалось неспособно организовать расследование и преследовать по суду тех, кого обвиняют в военных преступлениях и преступлениях против человечности.

Подобное пренебрежение стало образцом для подражания и для следующего правительства национального единства, которое было создано в 2014 году. В 2016 году президент Ашраф Гани начал всячески обхаживать Гульбеддина Хекматияра и в конце концов заключил с бывшим беглецом соглашение, которое позже было предъявлено талибам в качестве доказательства того, что правительство готово забыть все ужасы, которые творила эта вооружённая группировка, если только талибы согласятся принять участие в переговорах о разделе власти. Заключённые, принадлежащие к партии Хекматияра хезб-и-Ислами в соответствии с достигнутым соглашением 2016 года были освобождены без проведения расследования об их возможной причастности к десятилетиями совершавшимся преступлениям по международному гуманитарному праву. Этот шаг ясно даёт понять жертвам преступлений, что их жалобы останутся без рассмотрения. Несмотря на то, что Афганистан является государством-участником Международного уголовного суда (МУС), правительство Афганистана не в состоянии принять значимые меры для содействия судебным расследованиям военных преступлений и преступлений против человечности, совершённых за период с 2003 года, когда Афганистан присоединился к МУС.

Как свидетельствуют отважные и достойные всяческого уважения действия участников маршей мира, все мечтают положить конец боевым действиям, которые за последние сорок лет принесли столько крови и страданий Афганистану. Однако усилия по установлению устойчивого мира не должны потворствовать безнаказанности и закреплять те самые нарушения прав человека, из-за которых и разгорелся этот конфликт. Устойчивый мир подразумевает привлечение преступников к ответственности, а не заигрывание с теми, кто не даёт девушкам получать образование, журналистам – выполнять свою работу, женщинам – свободно передвигаться и устраиваться на работу. Нельзя потворствовать людям, которые допускают дискриминацию в отношении этнических и религиозных меньшинств, лишают правозащитников возможности бороться за права тех, кто не может сам постоять за себя.

Афганистан достоин мира, в основу которого будет положено соблюдение прав человека, соблюдение прав всех жителей Афганистана. Если эти права не будут защищены, достойно ли вообще происходящее в стране называться «процессом мирного урегулирования»?

Текст: Заман Султани, исследователь по Южной Азии

#блог #Афганистан #США