Эдвард Сноуден
5/6/2015

Эдвард Сноуден: Баланс сил начинает меняться

Два года назад в этот день я с тремя другими журналистами работал в номере гонконгской гостиницы. Мы нервничали, поскольку мы ждали реакцию мира на сделанное мной открытие, касающееся того, что Агентство Национальной Безопасности записывало и продолжало записывать практически каждый телефонный звонок, сделанный в Соединённых Штатах. В последующие дни эти три журналиста, а также многие другие, опубликовали документы, свидетельствующие о том, что демократическое правительство занималось мониторингом частной деятельности простых граждан, которые не сделали ничего плохого.

Не прошло и нескольких дней, как правительство США отреагировало на публикацию и выдвинуло против меня обвинения на основании закона о шпионаже времён Первой мировой войны. Адвокаты уведомили моих соратников-журналистов о том, что в случае возвращения в США им грозит арест или повестка в суд. Политики наперегонки осуждали нашу деятельность, называя её антиамериканской и даже изменнической.

Признаюсь, порой я боялся, что, возможно, мы поставили наши собственные жизни под угрозу ни за что, — а вдруг общественность воспримет наши разоблачения с безразличием или даже с цинизмом.

Никогда я ещё не был рад, что так ошибался.

За два года произошли значительные изменения. За один месяц программа АНБ по отслеживанию телефонных звонков был объявлена противозаконной в суде и её запретил Конгресс. После того как расследование, проведённое Белым домом, установило, что эта программа не помогла предотвратить ни одного теракта, даже президент, который защищал её правомерность и выступал с критикой обнародования информации о ней, приказал её закрыть.

Вот она, сила информированной общественности.

Прекращение массовой слежки за частными телефонными звонками в соответствии с законом США о борьбе с терроризмом - это историческая победа в области защиты прав каждого гражданина, но это всего лишь самый недавний результат изменений в деле глобальной осведомлённости. С 2013 года власти по всей Европе объявили такие законы и операции незаконными и ввели новые ограничения на подобную деятельность в будущем. ООН ясно назвала массовое слежение нарушением прав человека. В Латинской Америке гражданская инициатива жителей Бразилии привела к принятию «Marco Civil», первого в мире Билля о правах пользователей интернета. Признавая ключевую роль информированной общественности в корректировке курса правительства, когда оно превышает свои полномочий, Совет Европы призвал к принятию новых законов, запрещающих уголовное преследование людей, разоблачающих секретную информацию о противоправных действиях.

Вне законодательной сферы прогресс идёт даже быстрее. Инженеры не покладая рук работали, переделывая как системы безопасности окружающих нас устройств, так и сам язык интернета. Были обнаружены и исправлены скрытые дефекты в критически важной инфраструктуре сети, которые использовались правительствами для проведения массового слежения. Элементарные технические средства обеспечения безопасности, такие как шифрование, которое когда-то считалось ненужным и малораспространённым, сейчас доступны по умолчанию в продуктах, выпускающихся такими лидерами отрасли, как Apple, гарантирующими то, что даже если ваш телефон украли, о вашей частной жизни никто не узнает. Подобные структурные технологические изменения могут обеспечить доступ к базовой конфиденциальности, невзирая на границы, и защитить обычных граждан от незаконного применения законов, направленных против неприкосновенности тайны частной жизни, как те, что сейчас обрушились на Россию.

Несмотря на то, что мы уже проделали большой путь, праву на неприкосновенность частной жизни, основе свобод, закреплённых в Билле о правах и свободах США, по-прежнему угрожают другие программы и ведомства. Некоторые из самых популярных в мире онлайн-сервисов привлекались в качестве партнёров в программы АНБ по массовому слежению, а технологические компании подвергались давлению со стороны правительств во всём мире с тем, чтобы они работали не в интересах своих клиентов, а против них. Миллиарды звонков и записей о местонахождении телефонов до сих пор перехватываются другими ведомствами независимо от виновности или невиновности тех, кого это затрагивает. Мы узнали, что наше правительство намеренно ослабляет фундаментальную систему безопасности в интернете с помощью «чёрных ходов», что делает частную жизнь полностью доступной информацией. Метаданные, раскрывающие личные связи и интересы простых пользователей интернета, до сих пор перехватываются и контролируются на беспрецедентном в истории уровне: вы читаете этот текст, а правительство США уже знает об этом.

За границами США спецслужбы в Австралии, Канаде и Франции используют недавние трагические события для того, чтобы добиваться для себя новых полномочий для перехвата телефонных звонков, несмотря на существующие исчерпывающие доказательства того, что такие полномочия не помогают предотвратить террористические атаки. Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон недавно рассуждал: «Хотим ли мы позволить людям пользоваться средствами коммуникации, которые мы не можем отслеживать?» Он быстро нашёл ответ на свой вопрос, объявив, что «слишком долго мы были пассивным толерантным обществом, которое говорило своим гражданам: пока вы соблюдаете закон, мы вас оставим в покое». На рубеже тысячелетий мало кто мог вообразить, что гражданам развитых демократий скоро придётся защищать концепцию открытого общества от своих собственных лидеров.

Тем не менее соотношение сил начинает меняться. Мы видим, что на сцену выходит поколение, выросшее после терактов, и оно отказывается от мировоззрения, основанного исключительно на трагедии. В первый раз после атак 11 сентября мы видим черты новой политики, которая отказывается от реакционности и страха в пользу гибкости и здравого смысла. С каждой победой в суде, с каждым изменением закона мы показываем, что факты более убедительны, чем страх. И как общество, мы осознали, что ценность прав заключается не в них самих, а в том, что они защищают.

Автор: Эдвард Сноуден

#новости #блог #слежка