Getty
2/3/2016

Украина: два года спустя после Евромайдана перспектива правосудия остаётся под угрозой

Два года спустя после протестов Евромайдана власти Украины так и не обеспечили правосудия и адекватного возмещения ущерба всем тем, кто пострадал в результате произвола, допущенного в ходе протестов, и не восстановили доверие к системе правосудия и верховенству закона в стране. Обещания привлечь к ответственности виновников нарушений прав человека, совершённых в ходе Евромайдана, по большей части остались невыполненными.

В последний год наметились некоторые успехи. Не так давно был принят закон о Государственном бюро расследования (ГБР), что стало положительным шагом. Тем не менее дело по этой части по-прежнему идёт медленно и пока не доведено до конца. Более того, предстоят значительные трудности, которые угрожают подорвать любые перспективы истинного восстановления справедливости по отношению к лицам, пострадавшим в результате превышения силы сотрудниками правоохранительных органов на Евромайдане.

Нарушения прав человека в ходе Евромайдана

В период между 21 ноября 2013 и 22 февраля 2014 года сотни тысяч людей приняли участие в протестах на майдане Незалежности (площадь Независимости) в Киеве и в других украинских городах. События, начинавшиеся как мирный протест против отказа правительства подписать Соглашение об ассоциации с Европейским союзом, вылились в массовое протестное движение против самого правительства.

После того, как применив силу, власти попытались разогнать около 200 мирных демонстрантов, на улицы вышло ещё множество людей. В ходе последующего противостояния между демонстрантами и милицией меньшинство в рядах преимущественно мирных протестующих прибегло к насилию. Сотрудники правоохранительных органов ответили неизбирательным применением чрезмерной силы в отношении как прибегавших к насилию, так и мирных демонстрантов. Это привело к тому, что сотни, а возможно и тысячи получили ранения, что спровоцировало новую волну беспорядков. Кроме того, силовики применяли огнестрельное оружие против участников протестов. При этом десятки были убиты. По данным Министерства здравоохранения, в результате протестов погибли 106 человек, в том числе 13 сотрудников милиции.

Вскрыты системные изъяны системы уголовного судопроизводства

Amnesty International отметила многочисленные случаи незаконного применения силы сотрудниками правоохранительных органов в ходе демонстраций, включая убийства, пытки и жестокое обращение. Организация многократно привлекала внимание к недостаткам расследований после событий Евромайдана, которые в свою очередь вскрыли застарелые структурные проблемы, сохраняющиеся на Украинской системе уголовного судопроизводства. Власти проявили систематическую неспособность оперативно, эффективно и беспристрастно расследовать произвол, совершённый сотрудниками правоохранительных органов в ходе протестов Евромайдана, равно как и обычные преступления и произвол правительственных войск в условиях конфликта на востоке Украины.

Укоренившиеся структурные проблемы, так оставшиеся нерешёнными, теперь усугубились новыми трудностями, которые возникли после принятия нового закона о Государственном бюро расследования, как поясняется ниже.

Расследование событий Евромайдана: подвижки есть, но правосудия не видно

Год назад из сотен тех, чьи права оказались нарушены в ходе событий Евромайдана, лишь единицам сообщили о том, расследуются ли их дела. При этом лишь меньшинство из тех, с кем связывалась Amnesty International, дали показания в качестве потерпевших, а о ходе расследования дел не сообщили никому.

Спустя год и через два года после протестов Евромайдана наметились продвижения в расследовании хотя бы нескольких документально подтверждённых случаев применения силы милицией. Эти случаи включают столкновения на Банковой улице 1 декабря 2013 года, жестокое обращение и избиение участников протеста на улице Грушевского и в её окрестностях в период с 21 по 23 января 2014 года и гибель 70 с лишним человек на улице Институтской с 18 по 22 февраля 2014 года. По информации, собранной Amnesty International, после создания в декабре 2014 года управления специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины в течении 2015 года наконец наметились ощутимые продвижения, включая проведение судебно-медицинских экспертиз, выявление свидетелей, а также опрос свидетелей и потерпевших.

В феврале 2015 года в своей публикации, приуроченной к первой годовщине протестов Евромайдана, Amnesty International рассказала о случаях 11 человек, пострадавших в результате превышения силы милицией в ходе протестов. Эти примеры — лишь небольшая подборка из множества случаев чрезмерного и произвольного применения силы сотрудниками правоохранительных органов в ходе Евромайдана. Год назад ни у кого из них не было никакой информации о своих делах, а у большинства даже не взяли первоначальные показания в качестве потерпевших. Напротив, почти всех их задержали и допросили в качестве подозреваемых в уголовных преступлениях, хотя уголовные дела против них впоследствии прекратили по серии так называемых законов об амнистии, принятых Верховной радой.

С прошлого года по меньшей мере с четверыми из этих 11 потерпевших связались следователи, чтобы взять ключевые показания о произволе, которому они подвергались. У Сергея Нуженко, Юрия Болотова и Геннадия Черевко, жестоко избитых 1 декабря 2013 года бойцами спецподразделения «Беркут» на Банковой улице, следователи брали показания несколько раз. Кроме того, у Ирины Рабченюк, которую 1 декабря 2013 года боец «Беркута» ударил дубинкой в лицо, в результате чего она получила перелом черепа и ослепла на один глаз, брали показания по меньшей мере однажды, и она участвовала в нескольких судебно-медицинских экспертизах.

Однако по меньшей мере в одном случае, которой зафиксировала Amnesty International, следствие так и не продвинулось. Это дело Владислава Загоровко, которого избили на Банковой улице, и в результате он получил перелом рёбер и отслоение сетчатки. Amnesty International не может дать оценку ходу расследования дел о Евромайдане, которые она ранее не документировала.

Привлечение к ответственности виновных

После смещения президента Виктора Януковича в феврале 2014 года новое правительство пообещало эффективно расследовать все нарушения прав человека и произвол, допущенные в ходе протестов Евромайдана, и привлечь к ответственности виновников. В то же время оно тут же указало на Виктора Януковича и его ближайшее окружение (все они покинули страну) как на главных виновников всех этих нарушений. С тех пор многочисленные должностные лица из Министерства внутренних дел (МВД), Службы безопасности Украины (СБУ) и Генеральной прокуратуры сообщали об успешном выявлении виновников произвола в ходе Евромайдана и предъявлении им обвинений, включая бывших сотрудников милиции и силовых структур. Во многих случаях число выявленных виновников и лиц, которым предъявили обвинения в связанных с Евромайданом преступлениях, не совпадало и зачастую, по-видимому, оказывалось преждевременным, что лишь усугубляло путаницу вокруг расследований, свидетельствовало об отсутствии согласованности в действиях различных органов и ещё более подрывало доверие общественности к системе правосудия.

С появлением управления специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины, созданного в декабре 2014 года, согласование различных аспектов расследований, по всей видимости, заметно улучшилось. Начальник управления Сергей Горбатюк регулярно выступал перед СМИ и организациями гражданского общества, рассказывая о ходе расследований. В одном из последних выступлений перед СМИ 17 ноября 2015 года он сообщил журналистам, что в связи с событиями Евромайдана в отношении свыше 1000 сотрудников правоохранительных органов ведётся следствие, из которых более 200 официально названы в качестве подозреваемых в совершении уголовных преступлений. Согласно дальнейшей информации, опубликованной 20 ноября 2015 года на сайте Генеральной прокуратуры, общее число уголовных подозреваемых в делах о Евромайдане составило 281, хотя не все обвинения связаны с применением силы милицией, поскольку в это число входят случаи произвольных задержаний, уголовных преследований мирных участников протестов и другие случаи. Указанное 281 дело касается 43 высокопоставленных должностных лиц, 133 сотрудников милиции, 14 судей, 9 сотрудников прокуратуры, 6 местных должностных лиц и 76 «гражданских лиц, включая так называемых титушек» (разговорное слово, которым обозначают нанятых властями людей в ходе протестов для запугивания демонстрантов). Согласно тому же сообщению, Генеральная прокуратура передала в суды 123 дела против 55 человек, а суды вынесли 28 решений. Однако при этом дальнейших подробностей не сообщалось, и из этой информации невозможно понять, какие из этих судебных решений являлись обвинительными приговорами, а, например, не судебными санкциями на проведение определённых следственных действий, либо сколько человек из этого числа покинули территорию Украины или находятся в Крыму, и их дела рассматривались в их отсутствие.

На момент подготовки настоящего заявления известно, что лишь двоих сотрудников правоохранительных органов в мае 2014 года осудили в связи с протестами Евромайдана. Им вынесли условные приговоры к трём и двум годам лишения свободы за «превышение власти или должностных полномочий» в связи с жестоким обращением с Михаилом Гаврилюком — одним из лидеров протеста, которого 22 января 2014 года задержали, а затем сняли на видео стоящим обнажённым на морозе перед десятками милиционеров.

Сообщалось, что помимо этого на рассмотрении в суде находятся дела лишь двоих бойцов низших чинов ныне распущенного спецподразделения «Беркут», которые находятся под арестом с весны 2014 года. Ещё четверых бывших командиров «Беркута» арестовали в период между августом и октябрём 2015 года и предъявили им обвинения в преступлениях, связанных с событиями Евромайдана. В настоящее время они ожидают судебного разбирательства по своим делам.

Создание Государственного бюро расследования: давно запоздавшее и опасно поспешное

12 ноября 2015 года Верховная рада приняла закон о создании Государственного бюро расследования (ГБР). Этому предшествовали длительные задержки и обсуждения первого и второго вариантов законопроекта. Президент Пётр Порошенко подписал закон 14 января 2016 года.

Создать ГБР предлагалось ещё задолго до событий Евромайдана. Однако его конкретное назначение по-разному представлялось его различным авторам — от антикоррупционной службы до независимого механизма по жалобам на действия правоохранительных органов. Согласно недавно принятому закону, ГБР является отдельным следственным органом с полномочиями по расследованию преступлений, совершённых сотрудниками правоохранительных органов и военными, а также высокопоставленными должностными лицами государства, депутатами парламента, судьями и сотрудниками Национального антикоррупционного бюро (НАБУ). Большинство следственных полномочий ГБР получит непосредственно от Генеральной прокуратуры, все следственные полномочия которой теперь передаются ГБР, а также вновь созданному НАБУ.

Создание ГБР — давно запоздавший шаг в верном направлении. Действующая сегодня система, при которой следственные полномочия распределяются между прокуратурой, полицией и СБУ, оказалась крайне неэффективной для расследования произвола сотрудников этих органов. Этому есть множество причин, в том числе культура корпоративной солидарности, коренящаяся в неустранимом конфликте интересов и отсутствии беспристрастности при расследовании обвинений в отношении коллег, а также ведомственный нажим, нацеленный прежде всего на раскрытие преступлений и снижение преступности. Будучи отдельным следственным органом, которому не нужно привлекать сотрудников других правоохранительных органов для выполнения таких функций, как сбор информации и арест (они входят в полномочия, предоставленные законом), ГБР обладает потенциалом беспристрастности и может стать эффективным следственным механизмом.

Однако эту возможность ни в коем случае нельзя принимать как данность. Многое будет зависеть о того, какой именно будет структура ГБР, а также от того, сможет ли оно в своей повседневной деятельности в полной мере соответствовать ключевым критериям независимости и беспристрастности, тщательности, оперативности и компетентности расследований, взаимодействия с потерпевшими и открытости общественному контролю.

Кроме того, Amnesty International обеспокоена поспешностью, с которой создаётся ГБР. Закон о ГБР предусматривает, что его положения вступают в силу «не позднее 1 марта 2016 года». Однако на момент подготовки настоящего заявления его руководство пока не назначено, не говоря уже о сотрудниках, и даже комиссия, отвечающая за отбор претендентов на пост его руководителя ещё не учреждена.

Более того, неясно, каким образом будут улаживаться разногласия и споры по поводу сферы полномочий и компетенции, которые могут возникнуть между различными органами. В то время как статья 5 закона «О Государственном бюро расследования» наделяет ГБР исключительными полномочиями в отношении преступлений, совершённых рядом деятелей (см. выше), она также указывает: «если эти преступления не попадают в сферу полномочий детективов Национального антикоррупционного бюро Украины». Это предполагает, что в некоторых случаях эти органы могут претендовать на полномочия в отношении одних и тех же дел.

Вместе с тем ещё более актуальные трудности вызывает правовое положение, согласно которому управление специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины должно передать ГБР дела о расследовании событий Евромайдана. При этом закон не предусматривает переходного периода или механизма, что ставит под угрозу будущее этих расследований и перспективу восстановления справедливости и возмещения ущерба лицам, пострадавшим от произвола на Евромайдане.

Рекомендации

Для устранения хронической неспособности обеспечить правосудие и возместить ущерб лицам, пострадавшим от произвола сотрудников правоохранительных органов в ходе Евромайдана, а также для восстановления доверия общественности к системе уголовного судопроизводства украинские власти должны действовать быстро и решительно, и в частности:

• выполнить международные обязательства Украины, в неотложном порядке эффективно завершив все текущие расследования всех случаев незаконного применения силы сотрудниками правоохранительных органов в ходе протестов Евромайдана;

• позаботиться о том, чтобы результаты этих расследований были представлены на суд общественности, дабы восстановить её доверие к верховенству закона и к ответственным за это органам;

• незамедлительно принять все необходимые законодательные, политические и практические меры к тому, чтобы Государственное бюро расследования было устроено как эффективный механизм для расследования произвола, совершённого сотрудниками милиции и других правоохранительных органов;

• в неотложном порядке позаботиться о том, чтобы создание Государственного бюро расследования не мешало продвижению расследований произвола в ходе Евромайдана, в том числе выработав чёткий переходный план и механизм решения сопутствующих вопросов;

• регулярно, своевременно и по существу информировать всех потерпевших о ходе текущих расследований;

• сообщить лицам, пострадавшим в результате незаконного применения силы сотрудниками правоохранительных органов в ходе Евромайдана, конкретные сроки завершения расследований, а также надёжные и эффективные заверения в том, что им будет эффективно возмещён ущерб, в том числе предоставлена компенсация, реабилитация, сатисфакция и другие гарантии неповторения.

#Украина #новости #главное