©BULENT KILIC/AFP/Getty Images
3/4/2016

Пять лет кризиса, пять миллионов сирийских беженцев

Мир должен прекратить отказывать сирийским беженцам в помощи. Так считает главный исследователь Amnesty International по проблемам беженцев и правам мигрантов в преддверии назначенной на тридцатое апреля конференции Агентства ООН по делам беженцев, на которой будут рассматриваться вопросы совместной ответственности всех государств за кризис с беженцами.

В течение последних пяти лет в результате кризиса в Сирии погибли свыше 250 000 человек, десятки тысяч подверглись принудительным исчезновениям, миллионы оказались в числе внутренне перемещённых лиц на территории Сирии. Кроме того, пять миллионов человек были вынуждены бежать за пределы страны в качестве беженцев.

Несмотря на непомерные масштабы кризиса, международная поддержка беженцев и незначительного числа стран, граничащих с Сирией, а, следовательно, принимающих большую часть беженцев, к сожалению, оставляет желать много лучшего.

Иордания, которая, по данным Агентства ООН по правам беженцев (УВКБ ООН), приняла 639 704 сирийских беженца, что составляет десять процентов всего населения станы, переполнена. Недостаточная гуманитарная помощь, скромные сбережения и отсутствие источников существования – всё это усложняет жизнь беженцев в Иордании. Большинство беженцев живут в сельской местности за пределами лагерей беженцев, где крайне затруднительно добиться обеспечения самых элементарных потребностей, в том числе получить медицинскую помощь.

В ноябре прошлого года я встречалась с Авадом и его родными в Сахабе, городе в окрестностях столицы Иордании Аммана. Тогда семейство ютилось в двухкомнатной квартире, где Авад жил с женой Файруз, восьмерыми малолетними детьми и матерью Варде.

Все они прежде жили в Алеппо. Они были вынуждены покинуть родные места в 2012, спасаясь от интенсивных бомбардировок со стороны сирийских правительственных войск. Авад рассказал, как они переезжали из деревни в деревню, жили на заброшенных фермах и в школах. Однако, снаряды и бомбы не отставали от них, вынуждая их постоянно переезжать. Однажды в начале лета 2013 года восьмилетняя дочь Авада Сара играла на улице, когда рядом взорвался снаряд. В результате девочка получили серьёзное ранение в ногу.

Авад поспешил с Сарой в ближайший мобильный госпиталь, однако, тот тоже пострадал в результате бомбардировки. Аваду посчастливилось найти другой временный госпиталь, организованный в подвале здания неподалёку. Врач сообщил, что им не осталось ничего другого, как ампутировать девочке ногу. Авад рассказал: «Они отдали мне ногу, положили её в пакет так, чтобы я мог её где-нибудь похоронить. Я рыдал и не мог похоронить ногу, поэтому врач сделал это за меня».

Родные подождали, пока у девочки заживёт ампутированная нога, и отправились в Иорданию, где, как они надеялись, Сара сможет пройти дальнейшее лечение.

По прибытии в Иорданию они сначала жили в Заатари, втором по величине лагере беженцев в мире, где нашли приют почти 80 000 сирийских граждан. Однако, там им пришлось столкнуться с преследованиями со стороны людей, которых Авад назвал членами «мафии». Они невзлюбили Ававда и его родных, потому что те приехали из другой части Сирии, нежели большинство беженцев в лагере. Эти люди избивали Авада и угрожали поджечь трейлер, в котором жили его близкие, если они не уедут из лагеря.

В итоге Авад вынужден был заплатить контрабандисту, чтобы тот вывез его и его близких из лагеря. Они не могли покинуть лагерь беженцев официально, поскольку действующие в Иордании строгие правила предусматривают соблюдение неких «финансовых обязательств» для того, чтобы получить разрешение на выезд.

Поскольку они покинули Заатари неофициально, Авад и его родные не могут получить в министерстве внутренних дел карточку на обслуживание, без которой за пределами лагеря невозможно получить никакое социальное обеспечение.

«Первые три месяца после того, как мы покинули лагерь, было очень трудно, – рассказал Авад. – Мы практически умирали». В течение нескольких месяцев они выживали за счёт частных пожертвований, затем в УВКБ ООН им удалось получить продуктовые карточки. Тем не менее, дети не могут ходить в школу, потому что у них нет необходимых документов.

К величайшему сожалению, история лишений и потерь этих людей, не единственная в своём роде. Во время поездок в Ливан и Ирак я слышала аналогичные истории о трудностях, с которыми приходится сталкиваться сирийским беженцам при обращении за медицинской помощью и в других сферах социального обслуживания. Несмотря на это меня поразила их стойкость и уверенность в том, что надежды на лучшее будущее для них самих и их родных, сбудутся.

Без надлежащей международной поддержки для принимающих беженцев стран, которые поначалу радушно приветствовали беженцев из Сирии, настал переломный момент. Они всё чаще и чаще противятся этому, ужесточая пограничный контроль, ограничивая регистрацию беженцев и урезая возможности в сфере социального обеспечения. Свыше 35 000 сирийцев, которым отказали во въезде в Иорданию, многие месяцы вынуждены были провести в суровых условиях с сирийской стороны иордано-сирийской границы в месте, известном под названием «откос».

Для многих сирийцев условия стали настолько непереносимыми, что они предпочли подвергнуть себя опасности и вернуться в Сирию, более того, вернуться туда, где не прекращаются боевые действия.

По данным УВКБ ООН, в период с мая по сентябрь прошлого года число сирийцев, решивших вернуться на родину из Иордании, превысило число прибывших. Сирийцы, решившие вернуться, знают, что это дорога в один конец: Иордания никогда не разрешит въехать обратно тем, кто выехал в Сирию.

Многие, рискуя жизнью, пускаются в опасный путь по морю в надежде попасть в Европу или другие страны.

Тот факт, что сирийские беженцы готовы рискнуть всем, явно говорит об ухудшении их положения в Иордании и других принимающих беженцев странах, включая Ливан, Турцию, Ирак и Египет.

Для того чтобы облегчить давление на эти страны (где в настоящий момент находится 95% всех сирийских беженцев), необходимо сделать много больше.

Тридцатого марта в Женеве состоится встреча на высшем уровне, посвящённая вопросам совместной ответственности за беспрецедентный кризис, вызванный наплывом беженцев, в ходе которой следует потребовать от правительств взять на себя большие обязательства. Остаётся надеяться на то, что они примут большее число сирийских беженцев в порядке переселения, а также по другим каналам, например, в рамках программы воссоединения с родственниками, по студенческим визам, на условиях эвакуации больных.

На сегодняшний день мировые державы обязались переселить всего порядка 170 000 сирийских беженцев. Этого крайне мало. Во избежание ещё большего кризиса Amnesty International призывает до конца 2016 года переселить 10% или 480 000 сирийских беженцев, которые считаются наиболее уязвимыми, то есть лиц с серьёзными нарушениями в состоянии здоровья; детей без сопровождения взрослых, а также лиц, пострадавших в результате применения пыток.

Мне удалось побеседовать с беженцами, которых переселили в Германию и Соединённое Королевство, благодаря чему, по их словам, жизнь полностью переменилась. Дети теперь ходят в школу, родные больше не страдают из-за того, что не могут получить врачебную помощь и другие социальные блага. Более того, они больше не боятся того, что их задержат и вышлют в Сирию только за то, что они решили покинуть лагерь беженцев или жить за его пределами.

Их положение не идёт ни в какое сравнение с жизнью людей в Иордании, как например, близких Авада, которым приходится выживать день изо дня. Представьте, как изменилась бы их жизнь, если бы мир протянул им руку помощи.

Автор: Автор: Хайрунисса Даля, исследователь Amnesty International. Мнения, изложенные в настоящей статье, принадлежат автору.

#новости #блог #Сирия