31/5/2016

Если власти критикуют Amnesty International, значит, мы делаем правильные вещи

В конце 1960 года лондонский адвокат Питер Бененсон прочел в газете заметку о двух португальских студентах, которых приговорили к семи годам тюрьмы за то, что они подняли бокалы за свободу. Бененсон был глубоко потрясен и решил развернуть общественную кампанию в поддержку «узников совести» — людей, оказавшихся в тюрьме за отстаивание своих идей и не совершавших насильственных действий. Ровно 55 лет назад в The Observer вышла статья Бененсона «Забытые узники» — с нее началось создание международной правозащитной организации Amnesty International, которую адвокат и возглавил. О том, как изменилась борьба за права человека с тех пор и стал ли мир лучше, «Сноб» попросил рассказать директора представительства Amnesty International в России Сергея Никитина.

О равнодушии большинства к соблюдению прав человека

За 55 лет мир колоссально изменился, но давайте будем реалистами: права человека нарушались, нарушаются и будут нарушаться всегда. В 1961 году, хотя декларация прав человека появилась еще в сороковых и это понятие активно использовалось уже тогда, ситуация была чудовищной — именно поэтому Питер Бененсон опубликовал свою статью. Эта акция была необычной для того времени, а сейчас стала популярным способом привлечения внимания к проблемам. Но надо сказать, что правозащита — это не только борьба со старыми и новыми проблемами, но и победы. Одна из совсем недавних — освобождение азербайджанской журналистки Хадиджи Исмайловой. Всеобщее молчание привело бы к тому, что она провела бы 7,5 лет в застенках.

Сегодня свою жизнь правозащите чаще посвящают те, кто сам однажды столкнулся с нарушениями своих прав. Ситуация станет лучше, когда люди начнут больше интересоваться тем, что происходит за пределами их квартиры или границ города. Этому в первую очередь способствует уровень образования, а не уровень благополучия жизни. Совершенно неважно, живет человек в Москве или в небольшом поселке на Дальнем Востоке. Благополучная жизнь — это и есть соблюдение прав и свобод человека.

Россия — важный игрок на международной арене, она взяла на себя множество обязательств, подписав массу документов международного права. В том числе обязательства способствовать образованию в области прав человека. Но в последнее время мы видим, что российские власти в этом не заинтересованы, а потому люди так и не заглядывают дальше стен собственных квартир. Там, где есть свободный доступ к информации, где есть доступ к образованию в области прав человека, там большее число людей готово участвовать в общей работе. Когда правозащитников показательно наказывают — я сейчас говорю о приговоре Ильдару Дадину, отстаивавшему конституционные права, — когда за посты об Украине суд постановил уничтожить ноутбук, я говорю о суде над 47-летней Екатериной Вологжениновой, — люди в стране начинают думать: а мне оно надо? Лучше я посмотрю футбол или хоккей, чем буду заниматься правами человека.

О странах, нарушающих права человека

Мы не делаем никаких рейтингов стран, в которых права человека обеспечиваются лучше или хуже, не делим государства на злодеев и агнцев. Права нарушаются абсолютно везде и очень по-разному. Во всеми любимых США в 35 штатах существует смертная казнь: с точки зрения Amnesty International и международного права это фактически игнорирование права на жизнь. В России на смертную казнь наложен мораторий, зато широко распространены нарушения свободы слова, свободы собраний и политических свобод. Как можно сравнить эти ситуации и загнать страны в единый рейтинг? Намного правильнее вести мониторинг внутри конкретной страны и вести работу по соблюдению прав. За последние 15-16 лет ситуация с правами человека в России сильно ухудшилась. Все началось с изменений законодательства о правозащитной деятельности и НКО. Первые поправки 2006 года регламентировали прозрачность нашей деятельности, что было хорошо и правильно, но закончилось все законами о «нежелательных» организациях и «иностранных агентах». Это сильно поубавило энтузиазм российских властей коммуницировать с правозащитниками вообще. Наши обращения к ним демонстративно игнорируются, если не высмеиваются. Недавно мы подали заявку на проведение пикетов у посольства Азербайджана в поддержку журналистки Исмайловой, но нам отказали, потому что это нарушит «Договор о дружбе» между Россией и Азербайджаном (при том, что у соседнего посольства Украины «Договор о дружбе» регулярно «нарушается» без препятствия со стороны властей). Но мы проходим через трудный период в истории страны, и, хотя дела стали хуже, опускать руки нельзя.

О признаках того, что правозащитная деятельность ведется правильно

Все проекты Amnesty International важны и актуальны. Среди самых горячих тем — отмена смертной казни в разных государствах мира, в частности, уже упомянутых Штатах, а также в Белоруссии — единственной стране на европейском континенте, где смертная казнь еще существует. Тема смертной казни — важный компонент образовательной дискуссии даже в тех странах, где высшей меры наказания нет: в вечном споре за и против нее мы можем рассказывать об основополагающих правах человека. Заслуга российских властей в том, что они последовательно отстаивают запрет смертной казни вопреки частным инициативам некоторых горе-политиков. Важное направление работы в России — справедливые судебные разбирательства. Но это не значит, что Amnesty International ополчилась только на нашу страну: такие же проблемы есть в других странах, и мы жестко критикуем власти других государств, если те ничего не предпринимают для решения проблем. Естественно, нам часто отвечают взаимностью, критикуя нашу организацию и нашу деятельность. Но тот факт, что нас ругают и не любят, говорит только том, что мы идем правильным курсом.

Этот блог был опубликован на сайте «Сноб» 27 мая 2016 года

#новости #блог #Россия