Падение Алеппо как тревожный звонок: система международных отношений впала в кризис


19/12/2016

Семнадцать лет назад генсек ООН Кофи Аннан принес извинения Организации Объединенных Наций. Он признал, что ООН и международное сообщество подвели народ Руанды, который пережил геноцид — за сто дней резни в 1994 году были убиты почти миллион человек.

Тогда Аннан дал обет гарантировать, что ООН больше никогда не допустит геноцида или массовых убийств гражданского населения. В сегодняшнем Алеппо этих обещаний, похоже, не слышали – их заглушил рев бомб и плач детей, оказавшихся под завалами. Этот плач раздается уже на протяжении нескольких лет, что в Сирии идет кровавая война, и мы все хорошо знаем, как он звучит, так что ни у кого из нас нет уважительных причин, чтобы избежать ответственности за то, что сейчас происходит в Алеппо.

Как мы дошли до этого?

Летом 2012 года я документировала один из первых воздушных налетов на Алеппо в качестве эксперта Human Rights Watch. Тогда несколько ракет, запущенных с самолета, поразили госпиталь Дар-Эль-Шифа. Тогда я и мои коллеги поспешили туда, чтобы поговорить с врачами и очевидцами. В последующие годы война в Сирии стала раскручиваться как спираль, а обстрелы однозначно гражданских объектов стали общим местом, но тогда я верила, что этот обстрел изменит все.

Я была уверена, что если мы сможем показать миру, каким безжалостным и жестоким было правительство Асада, которое использовало авиацию против своего собственного народа, это переломит ситуацию.

Мы отправили результаты своих наблюдений в Совет Безопасности ООН, в правительства по всему миру, включая российское. Но ничего не произошло. Еще не было группировки, которая называла бы себя ИГИЛ, и Совбез по существу решил, что убийство мирных жителей Асадом это внутреннее дело Сирии.

Основное обязательство международного права – защита гражданского населения от злодеяний, которые «потрясают сознание человечества», – было забыто. Вместо того, чтобы принять меры к прекращению незаконных нападений на гражданских, привлечь виновных в них к ответственности и остановить подпитывающий конфликт поток оружия в Сирию, Совбез ООН отступил в сторону. И это было только начало того процесса, который привел в итоге к почти полному обнулению обещаний Кофи Аннана.

Отказ преследовать за преступления, совершенные в Сирии в начале конфликта, открыло путь новым злодеяниям, еще более кровавым: сотням тысяч жертв среди гражданского населения в результате воздушных и наземных атак, бессмысленному разрушению целых городов, сообщениям о массовых казнях в тюрьмах и использовании химического оружия, широкому применению кассетных боеприпасов и других запрещенных видов оружия. И как довершение – распространению таких групп, как ИГИЛ, которые упиваются кровью и попирают основополагающие принципы гуманности.

Неужели происходящее в Алеппо стало неожиданностью?

То, что происходит в Алеппо, глубоко шокирует. Но развеет это так поражает на самом деле? Мы уже видели это безразличие международного сообщества, в Руанде и в Сребренице, в Камбодже и в Йемене. Необходимость в коренной переналадке механизмов, по которым работает Совебз ООН, уже была мучительного осознана. С каждой новой смертью мирного жителя в Сирии понимание того, что Совбез не работает, становится только четче.

Раз за разом, даже после того, как она сама стала участником конфликта, Россия при поддержке Китая использовала свое право вето в качестве постоянного члена Совбеза, чтобы блокировать любые действия международного сообщества, которые могли бы положить конец кошмару в Сирии. Amnesty International в течение многих лет призывала постоянных членов СБ, США, Россию, Францию, Великобританию и Китай, воздерживаться от использования права вето в случаях геноцида и других массовых зверств, что позволило бы ООН принять меры в случае угрозы гражданскому населению.

Не располагай Россия правом вето, она не смогла бы блокировать расследование военных преступлений в Сирии Международным уголовным судом или открытие крайне необходимых гуманитарных коридоров. Но Россия оказалась причастна к зверствам сирийского правительства задолго до того, как оно начало кампанию воздушных бомбардировок в сентябре 2015 года.

Ее обвиняли в поставках сирийскому правительству оружия, при помощи которого затем совершались массовые военные преступления и преступления против человечества, с самого начала гражданской войны. Россия же прикрывалась от ответственности дипломатическими средствами.

Но в ситуации в Сирии одну страну винить нельзя. Россия ведет себя так, потому что на протяжении многих лет ей это позволяли. В 1990-е годы в Чечне я собирала факты использования Россией такой же тактики, что в настоящее время используется в Сирии. Сначала города сравниваются с землей – десятки тысяч погибших и раненых, сотни тысяч бездомных и перемещенных лиц, – затем начинаются зачистки – массовые аресты, насильственные исчезновения, пытки и казни — все то, что фиксируют сейчас в Алеппо и других районах Сирии, которые вернулись под контроль правительства.

Стала ли ООН сообщником преступлений?

За нарушения, допущенные в ходе чеченского конфликта, так никто и не понес ответственности. Это дало России такое чувство смелости, что теперь она больше даже не беспокоится по поводу вопиющих нарушений международного права. Позволяя Асаду и его российским союзникам продолжать наступательные операции, международное сообщество становится соучастником каждодневных преступлениях против человечности.

Более того, оно посылает четкий сигнал любому другому лидеру, который задумался бы о массовых убийствах гражданских лиц, что на самом деле означает «никогда» Кофи Аннана.

Мир предал Алеппо, теперь ничто не может компенсировать потерянных жизней. Единственное, что мы можем сделать, это признать, что эта катастрофа стала тревожным звонком, сигнализирующем об отчаянной необходимости пересмотра того, как международное сообщество реагирует на такие преступления.

После того, как гражданское население Алеппо обретет защиту или будет эвакуировано, первостепенной важности задачей станет привлечение виновных к ответственности. Мы должны послать недвусмысленный сигнал, что ответственность за военные преступления рано или поздно наступает.

Расследование Международного уголовного суда в настоящее время начаться не может, но все доказательства военных преступлений должны быть сохранены для того, чтобы в будущем ответственные за них были привлечены к ответственности. В противном случае мы рискуем стать свидетелями очередного Алеппо, а крики «никогда больше» останутся такими же фальшивыми.

Анна Нейстат, старший директор по исследованиям в Amnesty International

#новости #блог #Россия #Сирия

Вы можете изменить мир к лучшему, став нашим сторонником. Укажите свой мейл:

 

Twitter Facebook VKontakte Google+
Актуально

Внешняя политика Дональда Трампа – это опасный фарс


Хакер Nex: Приходит эра технофатализма


Казнь мужчины, арестованного в 16 лет, свидетельствует о пренебрежении Ирана правами ребёнка


Южно-корейский военнослужащий осужден за однополые отношения


Тайвань может в ближайшем будущем узаконить однополые браки