© ARMEND NIMANI/AFP/Getty Images
2/12/2016

Как отец семейства с Кипра оказался в венгерской тюрьме по обвинениям в «терроризме»

В прошлом году одним летним вечером, когда Ахмед сидел дома на Кипре со своей женой Надей и маленькими детьми, у него зазвонил телефон. Он не знал, что этот звонок перевернет всю его жизнь.

«Это позвонила его мама из Сирии», - вспоминает Надя, - «Она сказала, что сейчас временное затишье в обстрелах и они уходят из города. Им нужна помощь». Этот звонок привел к череде событий, из-за которых Ахмед он оказался в камере венгерской тюрьмы, обвиняемый в «террористическом акте».

Завтра он узнает свою судьбу. Если его признают виновным, то ему грозит пожизненное заключение.

Пока его пожилые родители предпринимали полное опасностей путешествие в Турцию вместе с его братом, невесткой и племянниками, Ахмед готовился полностью посвятить себя одному делу - помочь им всем добраться до безопасной Европы. Он считал, что его знание английского и греческого языков и статус резидента ЕС помогут облегчить их трудное путешествие.

Через неделю после того телефонного звонка Ахмед продал свою машину и пикап, чтобы достать денег, и поехал в Стамбул, где он наконец встретился со своей семьей.

Они нашли контрабандиста, перевозящего нелегальных мигрантов, который готов был перевезти их на греческие острова на резиновой лодке. Сам Ахмед мог добраться до островов обычным путем, но поскольку он был единственным в семье, кто умел плавать, он решил плыть вместе с ними. Оттуда семья через Македонию и Сербию добралась до границы с Венгрией, вот только пропускной пункт был закрыт.

Шестнадцатого сентября 2015 года они были среди сотен беженцев, застрявших на пропускном пункте Рожке/Хоргош, когда начались стычки с венгерской полицией. Люди пытались прорваться через ворота и забор, поставленный на границе властями Венгрии. Венгерская полиция ответила слезоточивым газом и водяными пушками. Десятки людей были ранены. На кадрах из новостных сюжетов тех дней видно, как Ахмед с мегафоном в руках призывает беженцев и полицейских сохранять спокойствие, но, как Ахмед признался в суде, когда стычки стали активнее, он сам швырял камни.

В тот день были арестованы десятки людей, в том числе отец и почти слепая мать Ахмеда. Родителей Ахмеда вместе с еще восемью людьми обвинили в «нелегальном въезде» и участии в «массовых беспорядках». Они провели в венгерской тюрьме восемь месяцев и вышли на свободу только в июле.

После их освобождения Ахмед и остальные члены семьи сумели добраться до Будапешта. Там на вокзале Ахмеда отделили от остальных, без объяснений арестовали и уволокли прочь, несмотря на то, что его родственники пытались сказать полиции, что у него находятся все их паспорта. Как ни странно, но именно эти паспорта, обнаруженные в сумке Ахмеда, венгерская полиция использовала как одного из доказательств того, что он является «террористом». Его обвинили в «террористическом акте», а также во всех преступлениях, в которых до этого обвиняли его родителей.

Дело Ахмеда появилось на свет благодаря катастрофической ситуации, созданной правительством Венгрии, которое одновременно занимается чудовищным ущемлением прав мигрантов и беженцев, а с другой принимает новые крайне жесткие антитеррористическими меры.

В прошлом июле премьер-министр Венгрии Виктор Орбан назвал прибытие беженцев в Европу «ядом», заявив, что «каждый мигрант представляет собой опасность для общественной безопасности и террористическую угрозу». В последующие недели другие министры и сотрудники министерств на разные голоса повторяли эти необоснованные заявления. Один высказал мнение, что иммиграция и терроризм «идут рука об руку». Другой заявил об «очевидной связи» между ними, не предложив никаких доказательств.

Ранее в этом году правительство Венгрии внесло поправки в Конституцию и в соответствующие законы, предоставив премьер-министру широкие и практически неограниченные полномочия объявлять в стране «ситуацию террористической опасности». Иными словами эти изменения позволяют властям Венгрии объявлять чрезвычайное положение и использовать его для введения в действие чрезвычайных мер, нарушающих ее обязательств в области прав человека.

Использование антитеррористических законов для преследования человека, причастного к стычкам на границе, - это абсурд и пугающая демонстрация неадекватной реакции Венгрии на кризис с беженцами.

Ахмед по-прежнему сидит в венгерской тюрьме. Его жена и дети ждут его возвращения дома на Кипре. Если судить по предыдущим заседаниям суда, то завтра утром Ахмеда введут в зал суда в наручниках и прикованного к охранникам в балаклавах. Эти охранники будут стоять по бокам от него все заседание, пока он с помощью арабского переводчика будет пытаться разобраться в замысловатом судебном процессе. Возможно, приговор будет вынесен уже во второй половине дня.

«Мне кажется, что весь прошлый год, когда Ахмед был в тюрьме в другой стране, я провела в какой-то параллельной реальности. Все это совершенно нереально», сказала мне в понедельник Надя, - «Наши дети очень по нему скучают. Ахмет замечательный отец и прекрасный муж. Он не террорист».

Картик Радж является европейским кампайнером Amnesty International. Он будет присутствовать в суде при оглашении приговора Ахмеду Х.

Автор: Картик Радж

#блог #беженцы