Салил Шетти. Фото: © Amnesty International
7/3/2017

“Ксенофобия в отношении мусульман мутирует как вирус” – генсек Amnesty International о новом указе Трампа

Ксенофобия в отношении мусульман мутирует – как вирус, который трансформируется во всё более устойчивый штамм. Примером тому может послужить новый указ президента США Дональда Трампа, который вводит трехмесячный мораторий на въезд в страну граждан шести преимущественно мусульманских стран, считает генсек Amnesty International Салил Шетти.

Два года назад в йеменском Таизе рвались снаряды, правительственные войска и повстанцы-хуситы вновь сражались за город. Братья Яхия и Махер, шестнадцати и восемнадцати лет, спасались от бомбежек под крыльцом дома. По истечении трех суток, исчерпав запасы воды и пищи, они приняли решение бежать из города. По словам их матери Фатимы: «Пули били в землю прямо у их ног. К счастью, в них не попали».

Фатима получила вид на жительство в США. Ее дети – нет. В ноябре 2016-го, почти два года спустя после обращения за разрешением на въезд в США, их наконец пригласили на собеседование в посольство США в Джибути, где они находились в то время. Собеседование прошло хорошо, они надеялись, что вскоре воссоединяться с родными, но заперт на въезд в США, принятый Дональдом Трампом, всё изменил.

В понедельник, почти через три недели после того, как американские суды заблокировали действие предыдущего указа, ограничивающего въезд в США, Белый дом обнародовал похожее распоряжение, но в новой редакции. Одним росчерком пера президент запретил въезжать в США выходцам из Йемена, таким как Яхия и Махер. Президент по сути захлопнул двери в Америку также для всех выходцев из Сирии, Ирана, Ливии, Сомали и Судана, в том числе и для беженцев. Шесть этих стран роднит две вещи: большинство их жителей мусульмане, а граждане этих государств – среди лидеров по числу ходатайствующих о предоставлении убежища за границей.

Ограничив сферы применения нового указа, администрация президента Дональда Трампа, видимо, попыталась исправить ряд конституционных изъянов предыдущей версии документа, но не стала отказываться от откровенно дискриминационной сути этого указа. Неправдоподобно прикрываясь интересами государственной безопасности, запрет восстанавливает большую часть наиболее возмутительных процедур, предусматриваемых первоначальной версией.

Ещё в период своей избирательной кампании в 2015 году президент Дональд Трамп публично предложил запретить всем мусульманам въезжать на территорию США. На фоне бурной негативной реакции, а, возможно, и по совету адвокатов, он отчасти смягчил первоначальные требования и сменил формулировку, избрав мишенью не всех мусульман, а лишь конкретные страны. Причина изменения была хорошо продумана. Как в июле 2016 года он пояснил журналистам NBC: «Когда я пользовался словом «мусульманин», все так расстраивались. Нельзя пользоваться словом «мусульманин», правда? Запомните. Так вот, я помню, потому что теперь говорю о территориях, а не о мусульманах».

Попытки Дональда Трампа скрыть за запретом ксенофобские намерения не обманули судей федеральных окружных и апелляционных судов, которые не сочли убедительными его доводы о защите государственной безопасности.

Мнение о том, что с ростом числа принятых беженцев растет и потенциальная угроза терактов, абсолютно ошибочно. Беженцы – не те, кто совершает теракты, а люди, спасающиеся от тех, кто их совершает.

До недавнего времени в США хорошо понимали это отличие. Учреждённая в 1980 году программа приёма беженцев помогла успешно переселить свыше трёх миллионов человек. Программа была лучом надежды для наиболее уязвимых групп людей их разных уголков мира.

Погасив этот луч, указ прямо играет на руку тем, кто стремится представить ситуацию так, будто правительство США находится в конфронтации с исламом. В начале этого месяца поступили сообщения, что боевики вооружённой группировки, именующей себя «Исламским государством», стали называть предыдущую версию указа «благословенным запретом», считая, что тот поможет им возбуждать антиамериканские настроения.

Администрация президента Дональда Трампа намерена выстроить стратегию, которая выдержала бы проверку на законность. Вместо того чтобы пресечь злоупотребления, присущие первоначальному запрету, новая версия демонстрирует ксенофобский подход к мусульманам, трансформируясь, подобно вирусу, в ещё более устойчивый штамм.

Яхии и Махеру трудно жить в чужой стране без друзей и работы. «Сыновья чувствуют себя абсолютно беспомощными и забытыми, – говорит Фатима, которая и сама больше не чувствует себя в безопасности в США. – Из-за решений президента Трампа мы все живём в постоянном страхе. Такое чувство, будто все мы подозреваемые, хотя никогда не делали ничего дурного».

Нам всем следует выступить против всего того, что несет в себе этот запрет. В разных странах мира люди выступают против запрета, и в США Amnesty International готовится организовать общенациональную акцию протеста. По всей стране американцы любого вероисповедания и образа жизни соберутся, чтобы потребовать от Конгресса отменить запрет и возродить надежду для всех беженцев, таких как Яхия и Махер, нуждающихся в передышке и убежище от войны.

Все имена были изменены.

Автор: Салил Шетти – генеральный секретарь Amnesty International.

Впервые статья была опубликована CNN

#блог #Трамп #США