Трудовые мигранты на строительстве стадиона © EPA
11/5/2017

ФИФА должна показать, что люди для неё важнее денег

После нескольких беспокойных лет, омраченных обвинениями в коррупции и внутренними раздорами, ФИФА знакома со скандалами не понаслышке. Поэтому выбор для проведения на этой неделе встреч Совета и Конгресса ФИФА Бахрейна, страны, где футбол неразрывно связан с политикой и протестами, может вызвать только недоумение.

В 2011 году ведущие бахрейнские футболисты объявили, что они подверглись пыткам после того, как приняли участие в народных протестах вместе с десятками тысяч других жителей этой арабской страны. Более тысячи атлетов, выступающих в различных видах спорта, также были отстранены от участия в соревнованиях из-за их антиправительственных взглядов. Шейх Салман Аль-Халифа, президент Азиатской конфедерации футбола, принимающей сейчас у себя высокопоставленных представителей ФИФА, оказался в эпицентре этих событий. СМИ сообщали, что именно Аль-Халифа стал председателем комитета, которому было поручено провести расследование в отношении спортсменов, которые «оскорбили нацию и её мудрое руководство». Он отрицал какое-либо участие в комитете, но именно эта информация повлияла на провал его прошлогодней попытки стать президентом ФИФА.

Спустя шесть лет Бахрейн опять находится на грани кризиса в области прав человека. Но делегатов ФИФА едва ли это беспокоит. Если бахрейнцы попробуют провести мирный протест, то они могут быть арестованы или жестоко разогнаны силами безопасности – полный запрет на проведение акций протеста в столице действует с 2013 года. Если какой-нибудь бахрейнец напишет твит с претензией к ФИФА, он может оказаться за решеткой. Так случилось, например, с правозащитником Набилом Раджабом, который попал в тюрьму в 2016 году из-за своих постов в Твиттере и статей, в которой он критиковал власти. Правительство опасается не просто критики в свой адрес, но даже вероятности её появления. Только на минувшей неделе иностранному журналисту и сотруднику Human Rights Watch запретили въезд в страну, где он собирался присутствовать на Конгрессе ФИФА.

Учитывая эти мрачные обстоятельства, есть определенная ирония в том, что в повестке дня Конгресса ФИФА в Бахрейне было множество пунктов, связанных с правами человека. К немалому разочарованию правозащитников, которые надеялись, что высший орган этой организации на этой неделе примет решительные меры, Совет ФИФА отложил принятие решения по давнему спорному вопросу о шести израильских клубах, которые проводят матчи в нелегальных поселениях на оккупированном Западном берегу.

То, что ФИФА обходит важные вопросы из области прав человека, явно стремясь избегать политической конфронтации, вполне предсказуемо. На протяжении многих лет, пока президентом федерации был Зепп Блаттер, она решительно отказывалась признать, что несёт какую-либо реальную ответственность за соблюдение прав людей, непосредственно причастных к организации её мероприятий, то есть с рабочими, занятыми в строительстве стадионов, или тех людей, которых выселяют для строительства спортивных объектов. Как заявил в 2014 году тогдашний генеральный секретарь федерации, «ФИФА не ООН, ФИФА занимается спортом».

Не так давно появились основания надеяться, что возможны перемены. В прошлом году федерация заказала известному эксперту в области прав человека, Джону Рагги, открытый доклад с рекомендациями по пересмотру их подхода к этим проблемам. Позднее федерация заявила, что будет содействовать «соблюдению прав человека… в рамках своей деятельности» и «использовать свое влияние, чтобы устранять … риски в области прав человека, так же решительно, как она преследует свои коммерческие интересы». Это впечатляющее обещание от организации известной своим рвением в коммерческой деятельности.

Ожидалось, что на этой встрече пройдут обсуждения новой политики в области прав человека, в ходе которых будет более детально сформулировано, что именно ФИФА собирается изменить в своем подходе. Но главный вопрос заключается в том, действительно ли ФИФА, одобрив новую стратегию, собирается выполнять заявленные обязательства в области прав человека.

Защита права человека означает нечто большее, чем просто правильные слова или поддержка документа, в котором отражены верные подходы. Это означает использование политического капитала и реальное давление на правительства с тем, чтобы они прекратили нарушения прав человека в тех областях, в которых у ФИФА нет инструментов прямого давления. Это означает, например, открытый конфликт с правительством Катара из-за его репрессивного законодательства о поручительстве, который фактически устанавливает систему принудительного труда на стройках Чемпионата мира по футболу 2022 года.

В прошлом месяце независимый ревизор, проводящий аудит организаторов Чемпионата мира в Катаре в 2022 году, опубликовал доказательства того, что рабочие на объектах, строящихся к чемпионату мира, были вынуждены платить незаконные взносы, чтобы устроиться на работу, месяцами работали без выходных и были слишком запуганы своими начальниками, чтобы подавать жалобы. Недавние заявления правительства о том, что оно собирается провести реформу трудовых законов, относящихся к рабочим-мигрантам, остаются пустым звуком.

До сих пор ФИФА совсем не была расположена критиковать Катар в связи с этими вопросами.

Сделанное на этой неделе заявление о том, что государственная авиакомпания Qatar Airways стала новым официальным партнером ФИФА до 2022 года, вызвало серьезные сомнения по поводу перспектив увидеть какие-либо перемены в ближайшие пять лет.

Станет ли ФИФА рисковать своими коммерческими отношениями ради защиты рабочих-мигрантов и требовать проведения настоящих реформ, пока у неё ещё есть шанс добиться улучшения их положения?

ФИФА изменила свою официальную позицию по вопросам прав человека. Теперь пришло время увидеть, поддержат ли руководители мирового футбола этот новый курс реальными и эффективными действиями. В 2010 году, когда ФИФА приняла решение о проведении в Катаре чемпионата мира, она вывела футбол этой страны на мировую арену. Теперь она обязана взять на себя ответственность за решение проблем с нарушениями прав человека, которые за этим последовали.

Текст: Джеймс Линч, заместитель директора программ Amnesty International

#блог