Arturo Filastó

Кубинский парадокс: Как цензура в интернете подрывает достижения в области образования


29/8/2017

Окончив педагогический институт на Кубе, Марибель* быстро продвигалась по службе, всего через несколько лет она уже стала замдиректора государственной начальной школы. Но карьере вскоре пришёл конец. Дело не в том, что её муж активно стал участвовать в диссидентской деятельности, что в итоге стоило работы и ей. Сначала ей вдвое сократили зарплату – за то, что она попросила своих учеников найти информацию в интернете для урока истории. И один из них использовал Википедию.

«Власти говорят, что детям нельзя использовать Википедию, потому что в Википедии – одна ложь. Говорят, что дети должны учить то, что написано в учебниках по истории, а не искать какую-то другую информацию», – рассказывает Марибель. Мы встретились с ней в городке Тапачула на мексиканской границе, ей пришлось уехать из страны.

По данным ЮНЕСКО, население Кубы является одним из самых образованных в Западном полушарии. Кампания по распространению грамотности заняла одно из центральных мест в политике Кубы ещё со времён революции 1959 года, и в образовательную систему страны по-прежнему вкладываются серьёзные средства. Однако десятилетия цензуры и явное желание и дальше ограничивать свободу выражения мнений и доступ к информации угрожают подорвать исторические успехи Кубы в области образования.

Особенности онлайн-цензуры на Кубе

Закреплённый в конституции Кубы запрет на независимые частные СМИ является уникальным случаем в Латинской Америке. И хотя ситуация с независимыми СМИ постепенно меняется, как указывалось в недавно вышедшем докладе Комитета по защите журналистов, новое поколение независимых журналистов вынуждено работать в гнетущей правовой среде и постоянно сталкивается с угрозой произвольных задержаний. Кроме того, они испытывают серьёзные ограничения в доступе к интернету.

Одним из пионеров независимой журналистике на Кубе стал сайт 14ymedio, ежедневное интернет-издание. Неудивительно, что власти страны вскоре подвергли его блокировке, указывается в докладе, опубликованном 28 августа «Открытой обсерваторией сетевых помех» (OONI). Используя общедоступное программное обеспечение с открытым исходным кодом, OONI собрала информацию о ситуации со свободой доступа к интернету более чем в 200 странах и территориях по всему миру

С мая по середину июня 2017 года OONI протестировала 1 458 сайтов из восьми точек в Гаване, Санта-Кларе и Сантьяго-де-Куба. Из них 1 109 были международными сайтами из стандартного списка, который OONI использует по всему миру для проведения своих тестов (проверки программного обеспечения на предмет использования цензуры). В этот список вошли также и наиболее популярные сайты, представляющие общий интерес – в том числе Facebook и Twitter. Остальные 349 сайтов были посвящены сугубо кубинским реалиям.

Хотя многие популярные сайты и приложения не блокируются, например WhatsApp, Facebook или Википедия, OONI выяснила, что 44 сайта из общего числа протестированных всё-таки внесены в чёрный список. При этом, так как OONI тестирует только небольшую выборку, вероятнее всего, что на Кубе заблокированных сайтов гораздо больше.

Все заблокированные сайты имели одну общую черту. Они содержали критику в адрес кубинского правительства, либо были посвящены проблемам прав человека, или же использовали инструменты для обхода цензуры. Блокировка интернет-сайтов исключительно в целях сдерживания политической критики и ограничения доступа к информации, безусловно, противоречит международному законодательству в области прав человека и является нарушением права на свободу выражения.

Однако подобная блокировка имеет место не только в кубинских сетях. По данным 14ymedio, Cubacel – национальная сеть сотовой связи – подвергала цензуре текстовые SMS-сообщения, содержавшие слова «демократия» и «голодовка». Когда в январе этого года художник граффити и бывший узник совести Данило Малдонадо оказался в тюрьме за то, что написал «Se fue» (Он ушёл) на стене после смерти Фиделя Кастро, по всей видимости, текстовые сообщения, содержавшие «El Sexto» (его артистический псевдоним), также оказались заблокированными.

По данным OONI, на Кубе используется «скрытый» способ ограничения доступа к контенту – пользователи направляются на страницу блокировки без объяснения причин того, почему нет доступа к данному контенту. Пользователи просто не могут определить, что они столкнулись с цензурой, а не техническим сбоем при загрузке страницы.

На Кубе блокируют также работу Skype, однако для этого используется другая технология. OONI оценила её как «довольно интересную» и нечасто встречающуюся, хотя нечто подобное им уже приходилось видеть в Китае. Специалисты OONI заявили, что либо правительство купило какую-то продвинутую технологию, либо на него работают высококвалифицированные профессионалы.

В СМИ уже не раз появлялись сообщения о том, что китайская компания Huawei предоставляет инфраструктурные услуги, составляющие основу функционирования интернета и точек доступа Wi-Fi на Кубе. Из информации, которую им удалось получить на Кубе, OONI стало совершенно ясно, что китайские специалисты разработали программное обеспечение и интерфейсы, используемые в порталах точек доступа WIFI. Специалисты OONI обнаружили код, оставленный китайскими разработчиками.

Резонно предположить, что оборудование для осуществления цензуры правительство будет получать от того же поставщика, который проводил и развёртывание интернет-инфраструктуры на Кубе; однако у Amnesty International нет никаких доказательств, чтобы утверждать, что это действительно так.

Система двойного интернета

Подобно двойной валюте, привязанному к доллару конвертируемому песо и обесценивающемуся обыкновенному песо, находящейся в официальном обращении на Кубе, страна имеет также и двойную интернет-систему. Глобальный интернет – недоступный для большинства кубинцев. И свой собственный интранет – более дешёвый и подверженный строгой цензуре.

Кубинское правительство контролирует всю коммуникационную инфраструктуру в стране. До 2008 в стране было запрещено владение компьютерным оборудованием и DVD. Долгое время власти рассматривали интернет как своего рода троянского коня, с помощью которого США стремятся проникнуть в страну, а введённое США эмбарго постоянно называют основной причиной слабого развития коммуникаций. После нормализации отношений, за которые ратовала администрация Барака Обамы, а также после изменений во внутренней политике Кубы, открывших телекоммуникационным компаниям из США возможность работать на острове, использовать этот аргумент стало значительно труднее.

Радикальное изменение политики США по отношению к Кубе при президенте Дональде Трампе позволило кубинским властям вновь прибегнуть к старой риторике, объясняя онлайн-цензуру необходимостью защиты от американцев.

При этом за последние годы кубинские власти объявили своим приоритетом «дигитализацию общества» и приобщение его к современным цифровым коммуникациям С одним условием – развитие технологий должно «гарантировать неприкосновенность идей Революции, защиту нашей культуры, а также построение устойчивого социализма».

Правительство также поставило перед собой амбициозные цели. В стратегии 2015 года среди прочего указано, что к 2020 году к сети будут подключены 50% жилых домов. Заявляется также, что к 2018 отделения Коммунистической партии, органы государственного управления, банки и целый ряд компаний будут на 100% соединены в единую сеть. Указывается, что к 2020 году образовательные центры, учреждения здравоохранения, научные и культурные центры будут на 95% обеспечены широкополосной связью.

И тем не менее, прогресс движется медленно. В 2014 году национальный оператор сотовой связи запустил Nauta – сервис по отправке электронной почты по мобильной связи, естественно, находящийся под контролем правительства. В марте 2015 года правительство одобрило создание первой общедоступной точки доступа Wi-Fi в Гаване, и с тех пор открыло сотни подобных точек по всему острову. Домашний интернет был легализован в рамках пилотной программы, начатой только в декабре 2016 года. Google Global Cache в декабре прошлого года также разместил серверы на острове, чтобы повысить скорость доступа к своему контенту.

За радужными перспективами нельзя забывать следующего – правительство заодно разрабатывает свой национальный интернет – разновидность интранета – которым можно пользоваться на рабочем месте или в школе. Доля проникновения интранета на Кубе оценивается в диапазоне от 5 до 40%, а от свободного доступа глобальной сетью кубинцев ограждает запретительная стоимость – 1,5 доллара США в час, что непомерно высоко для большинства жителей страны, где средний месячный зароботок составляет 25 долларов США. Но интересно отметить, что показатели интранета постепенно падают.

Что это значит на практике?

Те, кто заходят в национальный интернет, имеют дело с жёстко цензурированной, специально отобранной правительством информацией. EcuRed, своего рода кубинская версия Википедии – кубинская онлайн-энциклопедия – в частности, очерняет деятельность правозащитников. Введите в строку поиска имя Ларицы Диверсент Камбары, занимающегося правами человека адвоката, которая недавно получила убежище в США. И ресурс выдаст информацию, что она «продалась анти-кубинским силам», а её организацию охарактеризует как «подрывную».

Введите имя Йоани Санчес, основателя 14yMedio, и EcuRed опишет её как «продажного кибер-специалиста».

Тед Хенкен, доцент социологии в колледже Барух, специалист по Кубе, публиковавший работы о ситуации в СМИ и интернете, говорит: «Для большинства кубинцев интранет – это просто шутка, потому что это всего лишь интернет-версия той пропаганды, которую они слышали последние 50-60 лет. Всё это устарело, и все эти ссылки битые».

И всё же именно туда кубинское правительство, по всей видимости, намерено инвестировать средства.

Всего несколько дней назад появилось видео, в котором первый вице-президент Мигель Диас Канель – многие ожидают, что он станет следующим президентом – указал, что правительство намерено закрыть сайт OnCuba, назвав его «крайне агрессивно настроенным против революции». «Пусть будет скандал. Пусть говорят, что мы используем цензуру, и прекрасно. Каждый прибегает к цензуре», - заявил он.

В других речах, как сообщается, говорилось о необходимости «совершенствовать нашу платформу» – национальную сеть – и активнее вести работу против «подрывных проектов». Кроме того, он настаивал на необходимости увеличить доступ к кубинскому интранету в научных и образовательных целях. В том же духе он высказался о необходимости генерировать «революционный контент» онлайн.

Обойти «Большого брата»

Кубинские журналисты, блогеры и активисты не смирились с ограничениями. Десятки медиа-проектов, созданных независимыми блогерами и журналистами, нашли изобретательные обходные способы публиковать свои материалы в глобальной сети. Всего несколько дней назад 14ymedio опубликовал статью, названную «Способы обхода онлайн-цензуры».

Многое также было написано о продвинутых молодых кубинцах, партизански борющихся с цензурой. Наибольшую известность получила разработка «El Paquete» – пиратские сериалы Netflix, видео, музыка – распространяемые на переносных USB-накопителях через действующую по всему острову дистрибьюторскую систему. Существует также Streetnet (или SNET), подпольная или «нелегальная» интернет-система, созданная геймерами.

Однако при всей привлекательности идущих снизу и спонтанно возникающих инноваций, контент «El Paquete» или SNET – самый незатейливый. В любом случае они остаются вне политики.

«Для того, чтобы выжить, они (El Paquete) ведут себя тихо…. Они остаются вне политики, иначе их прикроют… Вы, вероятно, обсуждаете «Игру Престолов» намного больше, чем новый закон о выборах», – говорит профессор Хенкен.

Почти все кубинцы считают, что их контролируют и отслеживают онлайн, и что их частные коммуникации перехватываются. «Это нормально, об этом каждый знает», – таков стандартный ответ. После десятилетий физической слежки со стороны Комитетов защиты революции (члены местных ячеек Компартии, которые сотрудничают с государственными чиновниками и правоохранительными органами), это вполне логичное предположение.

Онлайн-цензура – это уже производная эффективной слежки. «Когда вы вводите цензуру в интернете, это значит, что с задачей поставить на поток слежку вы справились. Ведь чтобы вводить цензуру, вам нужно сначала всё отследить. Вам нужно знать, к чему у людей есть доступ, чтобы потом его заблокировать. Поскольку мы видим, что интернет-цензура существует на Кубе, то есть и слежка», – сообщили OONI Amnesty International.

Парадокс Кубы: образование под цензурой

Интернет – жизненно важный образовательный инструмент в современном мире. Действуя как катализатор свободы выражения, он способствует и другим правам человека, таким как право на образование. Он также обеспечивает беспрецедентный доступ к источникам знания, улучшает традиционные формы обучения, и обеспечивает широкое распространение научных исследований.

ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ высоко оценили достижения Кубы в области образования. Студенты со всего Карибского бассейна, в особенности студенты-медики, ежегодно получают дипломы в стенах кубинских институтов. И всё же десятилетия цензуры, когда Куба была отрезана от интернета, и очевидное желание путём контролируемого доступа к интернету создать кубинскую версию реальности, нагруженную политической идеологией, - подрывают все эти достижения.

Профессор Хенкен называет сложившуюся ситуацию «трагедией».

Многие наблюдатели предсказывают, что Куба в ближайшем будущем повторит китайскую модель применения цензуры. Результаты, полученные OONI – своего рода «исторический архив» того, как выглядит всемирная сеть в любой момент времени – безусловно, указывают на возможность более изощрённых способов блокировки и отсеивания информации в будущем.

Однако есть и другой путь.

Поскольку президент Рауль Кастро, как ожидается, уйдёт в отставку в 2018 году, новый президент Кубы получит возможность определить, какую роль играет интернет в будущем Кубы и в её системе образования.

После своего увольнения Марибель в конце концов получила предложение мыть полы в детском саду.

Вместо этого она, подобно десяткам тысяч других кубинцев только за последний год, решила покинуть Кубу. И забрала с собой своё образование, которое заставляло её задавать вопросы той системе, в которой она жила. Как она сказала Amnesty International, «Образование – это постоянная революция, постоянные изменения». Со стороны правительства было бы очень разумным прислушаться к её словам.

#блог #Куба