AI

Узбекистан без пыток? Что принесла стране смена президента

8/2/2018

В конце прошлого года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, вступивший в должность в сентябре 2016 года, обратился к парламенту страны с посланием, которое было принято с большим энтузиазмом, в том числе и со стороны тех, кто критиковал президента и подчёркивал своё неверие в успех начатых им реформ. В послании президент подчеркивал, что намерен и дальше укреплять демократию, верховенство закона и справедливость. Для страны, которая при предшественнике Мирзиёева Исламе Каримове забыла о том, что такое принцип верховенства закона и где нарушения правчеловека носили массовый характер, это была долгожданная новость.

Уже несколько недель спустя, 3 февраля, в Узбекистане досрочно освободили журналиста и правозащитника Дилмурода Саидова. Для многих его освобождение стало очередным свидетельством перемен в Узбекистане.

К сожалению, если взглянуть на ситуацию в Узбекистане более пристально, картина складывается не столь радостная. В прошлом году трагически скончался бывший депутат парламента Мурад Джураев, который 21 год провёл в заключении по итогам несправедливого суда. Независимый журналист Бобомурод Абдуллаев с сентября 2017 года находится под стражей в одном из самых печально известных СИЗО страны за публикацию якобы антиправительственных статей.

Активисты долгие годы добивались отмены смертной казни в Узбекистане, и наконец в 2008 году исключительная мера наказания была отменена , однако другие грубые нарушения прав человека сохраняются до сих пор, в том числе пытки и жестокое обращение, а также грубейшие нарушения прав на свободу выражения мнений, свободу мирных собраний, свободу объединений и свободу вероисповедания.

После освобождения Дилмурод Саидов рассказал журналистам, что в тюрьме подвергался и психологическим, и физическим пыткам. Если власти Узбекистана действительно хотят показать, что намерены строго соблюдать международные правозащитные обязательства страны, эти и другие сообщения о применении пыток должны быть расследованы, а виновные – привлечены к ответственности. Первый шаг к этому, по всей видимости, сделан – от дела Бобомурода Абдуллаева в начале февраля были отстранены следователи, которых он обвинил в применении к нему пыток.

Пытки в Узбекистане

В 2015 году Amnesty International запустила всемирную кампанию «Остановим пытки», в которой Узбекистану отводилось одно из центральных мест. В ходе работы мы выявили, что силовые органы Узбекистана применяют пытки повсеместно. Больше двух лет Amnesty International вела кампании и призывала президента внести в законодательство страны поправки, запрещающие применять пытки для получения свидетельских и признательных показаний, а также принимать полученные под пытками доказательства в суде.

И вот 30 ноября 2017 года организации стало известно о том, что президент Мирзиёев издал указ, запрещающий использовать доказательства, полученные под давлением. Принятие указа – важная мера в правильном направлении, нацеленная на искоренение пыток и жестокого обращения в стране, но это – лишь начало очень и очень долгого пути.

Смерть, которой можно было избежать

Всего несколько дней спустя после обнародования президентского указа, 4 декабря, нам стало известно о кончине бывшего депутата парламента Мурада Джураева. Чувство удовлетворения достигнутым резко пропало. Нет таких слов, которыми можно было бы выразить наше потрясение и горечь в связи с печальными известиями. Всего лишь за несколько месяцев до его кончины мы так радовались, что Мураду наконец-то разрешили выехать за границу на лечение.

Обвинение Мурада в «антиправительственной деятельности» носило политически мотивированный характер. В ноябре 2015 года он полностью отбыл наказание – 21 год лишения свободы, все эти годы он провёл в жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство условиях.

Мы искренне соболезнуем его жене Холбике Джураевой, сыновьям и родственникам. Эксперты Amnesty International встречались с Холбикой Джураевой в 2014 году. Скромная женщина с чувством собственного достоинства, она спокойно говорила о муже и годах, проведённых им за решёткой, лишь изредка давая переполнявшим её эмоциям проявиться. В её глазах стояли слёзы, когда она говорила о своём заветном желании – воссоединиться с Мурадом. И вот, когда её желание сбылось, они пробыли вместе лишь два года до его смерти.

Мурада Джураева не должны были лишать свободы на 21 год, и он не должен был почти два года ждать разрешения на выезд из Узбекистана для того, чтобы получить жизненно необходимое лечение.

И хотя нынешний президент отменил выездные визы для граждан Узбекистана, власти по-прежнему применяют к бывшим узникам, таким как Мурад Джураев, подписку о невыезде. Вышедшие на свободу критики властей не могут выехать за границу на лечение даже в случае неотложной необходимости.

Смерть Мурада Джураева – трагическая утрата для родных, правозащитного сообщества и всего Узбекистана. Мурад Джураев был одним из немногих, кто отважился на критику предыдущего авторитарного правительства Узбекистана.

Достаточно ли перемен, инициированных президентом Шавкатом Мирзиёевым?

Президент Каримов скончался 2 сентября 2016 года. Он правил страной 27 лет, и все эти годы произвольные задержания, пытки и жестокое обращение являлись отличительными чертами уголовного правосудия Узбекистана. Преследования применялись для усмирения несогласных и удержания власти. Шавкат Мирзиёев, занимавший при Каримове пост премьера, стал исполняющим обязанности президента в сентябре 2016 года, а в декабре был избран на высший пост в государстве. Так как Мирзиёев входил в ближний круг Каримова, ни у Amnesty International, ни у других наблюдателей не было веры в то, что смена руководства приведёт к реальному улучшению ситуации с правами человека в стране.

Но новый президент пытается убедить международное сообщество в обратном. При Миризиёеве из тюрьмы были освобождены несколько политзаключённых, двое узников совести, Салиджон Абдурахманов и Азам Фармонов, были освобождены досрочно. В феврале 2017 года президент утвердил стратегию действий, которая предусматривает долгожданные реформы судебной системы, что вызывает осторожный оптимизм.

Страна открыла границы для международных правозащитных механизмов, в том числе в мае 2017 года состоялся беспрецедентный визит в Узбекистан Верховного комиссара ООН по правам человека, а в октябре в стране с двухнедельной миссией побывал Специальный докладчик ООН по вопросу о свободе религии или убеждений. В сентябре 2017 года в Узбекистан допустили делегацию Human Rights Watch. Кроме того, впервые с 2005 года власти разрешили въезд в страну международным СМИ, хоть и в ограниченном режиме, в том числе в ноябре 2017 года команде «Би-би-си».

Мы приветствуем все положительные перемены, инициированные новым правительством Узбекистана, и в то же время глубоко скорбим в связи с трагической кончиной Мурада Джураева и тем, что множество людей остаются за решёткой или подвергаются пыткам и жестокому обращению со стороны властей. Ещё многое предстоит сделать в Узбекистане, чтобы решить застарелые проблемы, и главное – в обязательном порядке должны быть привлечены к ответственности все виновные в прошлых нарушениях прав человека.

Текст: Светлана Воробьёва, организатор кампаний Amnesty International в странах Центральной Азии

#блог #Узбекистан