Фото: Youtube
24/8/2018

Cексизм в Японии: Токийский университет подтасовывал результаты экзаменов в пользу мужчин

Токийский медицинский университет подтасовывал результаты вступительных экзаменов в пользу мужчин. Но этим проблема сексизма в Японии не ограничивается.

«Я снова побил свою жену, потому что она родила девочку». Эту запись мой дедушка оставил в своём дневнике в 1958 году в день, когда родилась моя мама. Он разозлился – у него теперь было две дочери, но так и не было сына, который продолжил бы род. И такое поведение не было редкостью среди японских мужчин его поколения.

И в то время, как мой дедушка регулярно бил мою бабушку, моя тетю и маму, он никогда не поднимал руки на моего дядю, родившегося через четыре года после моей матери. Наследника холили и лелеяли.

Прошло 60 лет со дня рождения мамы. И хотя Япония за это время добилась колоссального экономического прогресса, в отношении к женщинам изменилось немногое.

Я родилась и выросла в Большом Токио. Недавно всплывшая информация о том, что ведущий японский медицинский университет больше десяти лет подтасовывал оценки за вступительные экзамены, чтобы не принимать женщин, попала во все главные мировые СМИ – но меня нисколько не удивила. Несмотря на то, что в Японии редко становятся достоянием общественности столь очевидные свидетельства институциональной дискриминации женщин, мне до сих пор постоянно напоминают о традиционной роли женщины в японском общества, как депутаты парламента, так и просто знакомые.

Такую же дискриминацию по признаку пола в учебных заведениях можно легко обнаружить в японских вступительных экзаменах в старшие классы. Школы часто предоставляют равное количество мест для мальчиков и девочек по результатам экзаменов. Однако, поскольку девочки чаще получают более высокие оценки на таких экзаменах, то для поступления в школу им нужно набрать больше баллов, чем мальчикам.

Но действительно меня поразило то, что более 65% участвовавших в опросе японских врачей, заявили, что занижение оценок женщин на вступительных экзаменах необходимо, поскольку очень длинный рабочий день не позволяет женщинам врачам одновременно отрабатывать полные смены и при этом полноценно заботиться о своих детях. Японское общество до сих пор считает, что ведение домашнего хозяйства и уход за детьми является главной обязанностью женщины независимо от того, работает она или нет.

Из этого же опроса выяснилось, что многим женщинам врачам коллеги советовали не заводить детей, потому что из-за этого увеличиться рабочая нагрузка на других. Такая же ситуация наблюдается и в других областях, где существует нехватка рабочей силы, например, в детских садах.

Слишком долго многие женщины принимали такую дискриминацию как должное. Я не была исключением. Когда я училась в университете и искала работу в японских корпорациях, то специалисты по подбору персонала часто задавали вопросы: «У вас есть молодой человек?» и «Вы бросите работу, когда выйдите замуж или забеременеете?»

Вместо того, чтобы увидеть в этом явный пример гендерной дискриминации, я воспринимала это как стандартный набор вопросов, которые специалисты по подбору персонала задают всем студенткам. Редко кто в Японии считает, что можно одновременно иметь успешную карьеру и семью.

Когда я обратилась за советом насчёт карьеры к выпускникам своего университета, то женщины говорили мне, что у них было не было другого выбора, кроме как перестать работать после рождения ребенка. До сих пор женщины обычно вынуждены помимо основной работы заниматься ещё и домашними делами, а также растить детей. Многие считают, что не смогут продолжить свою профессиональную деятельность, поскольку мужья помогают им мало, государственных садиков не хватает, а работодатели крайне редко предлагают гибкий рабочий график.

Когда дети вырастают настолько, что после школы могут оставаться дома одни, то женщины опять выходят на рынок труда в качестве работников на неполный рабочий день с низким потенциальным доходом и ограниченными возможностями для карьерного роста, несмотря на уровень их образования и потенциал.

Рост числа молодых женщин, которые больше не хотят отказываться от карьеры ради воспитания детей – это ещё одна из причин резкого падения количества браков в Японии и самого низкого уровня рождаемости за последние десятилетия.

Другими словами, в рамках существующих гендерных норм рождение и воспитание детей по-прежнему считается главным вкладом женщин в японское общество. Такие взгляды глубоко укоренились в общественном сознании. В 2009 году министр здравоохранения, труда и социального обеспечения Хакуо Ямасаки публично заявил, что «женщины – это машины для деторождения».

В прошлом месяце Мио Сугита, депутат парламента от правящей партии, использовала связанные с деторождение гендерные стереотипы для нападок на однополые браки. Сугита подверглась резкой критике за журнальную статью, в которой она выступила против использования средств налогоплательщиков для поддержки института однополых браков, написав, что поскольку однополые пары «не рожают детей… они непродуктивны и, таким образом, не способствуют процветанию нации».

И это только два примера стереотипов, которые разделяет большинство японцев.

Но сейчас всё начинает меняться. В августе 57 адвокатов из разных городов Японии создали коалицию для помощи в получении компенсации студенткам, которые поступали в медицинский университет. При этом движение по борьбе с гендерной дискриминацией в Японии ещё не достигло такого масштаба, чтобы привести к проведению реальных реформ. В отличие от других стран мира, в Японии кампания против сексуальных домогательств #MeToo не нашла активной поддержки.

В 2017 году журналистка Шиори Ито стала первой японской женщиной, которая публично рассказала о пережитом ею сексуальном насилии после того, как сотрудники прокуратуры решили закрыть её дело. Ито утверждает, что в 2015 году она была изнасилована известным японским тележурналистом Нориюки Ямагучи. (Он отвергает эти обвинения).

Но вместо того, чтобы услышать в свой адрес слова поддержки и одобрения за то, что она осмелилась во всеуслышание об этом заявить, она столкнулась с крайне отрицательной реакцией общественностии ей даже угрожали расправой. Женщины и мужчины называли её поведением позором, а на телевидении японские официальные лица высмеивали её за аморальное поведение и обвиняли в том, что она спит со всеми подряд ради карьеры. Её настолько напугали анонимные угрозы, что, в конце концов, она переехала в Великобританию.

Премьер-министр Синдзо Абэ выбрал главным лозунгом для своей стратегии экономического роста в Японии «создание общества, в котором все женщины смогут проявить себя», но стране потребуется значительно более прочная основа, если она надеется достичь этой цели. Женщины в Японии удаётся «проявлять себя» вопреки существующей системе, а не благодаря ей.

У правительства Японии есть правовые обязательства в соответствии с международным правом в области прав человека по ликвидации дискриминации в отношении женщин и девочек и обеспечению равноправия, в том числе в области образования и трудоустройства. Оно также обязано принимать все необходимые меры для изменения социальных и культурных представлений и моделей с целью искоренения практик, опирающихся или на идеи о более низком или высоком положении любого из полов, или на гендерные стереотипы.

Но, что намного важнее для всех женщин, в том числе и меня, внутренне принявших повседневную гендерную дискриминацию, так это решить, какие шаги мы сами можем предпринять, чтобы добиться столь нужных перемен в обществе. Вместо того, чтобы молча терпеть дискриминацию, японские женщины должны призвать правительство к ответу и потребовать соблюдать наши права.

Текст: Хирока Сёдзи, исследователь Amnesty International по Восточной Азии

Впервые опубликовано в Time

#блог #Япония #новости #права женщин