AI
10/10/2018

Бесчеловечность смертной казни – позор властям

В разных странах мира самые суровые условия содержания под стражей зачастую применяются именно к лицам, приговорённым к смертной казни. Чаще всего их содержат в строгой изоляции, не обеспечивают необходимыми лекарствами и обрекают на жизнь в постоянном ожидании неминуемой казни. В ряде стран заключённых и их родных уведомляют о казни лишь за несколько дней, а порой и минут до приведения приговора в исполнение.

Amnesty International зафиксировала вопиющие злоупотребления во многих странах мира. В честь Всемирного дня борьбы со смертной казнью организация запустила кампанию, посвящённую смертникам в Беларуси, Гане, Иране, Японии и Малайзии – странах, где бесчеловечность смертной казни остаётся особенно острой проблемой.

Приговорённых к смертной казни чаще всего содержат в одиночных камерах, причём иногда применяют кандалы. Именно такое бесчеловечное наказание, по всей видимости, сыграло не последнюю роль в том, что у смертника из Японии Мацумото Кэндзи развилось бредовое расстройство, в результате которого, по сообщениям, он начал демонстрировать параноидальное поведение и ассоциативную бессвязность.

Мацумото Кэндзи, фото из частного архива

Мацумото Кэндзи ждёт исполнения смертного приговора за убийство с 1993 года. Он давно страдает умственным расстройством из-за отравления ртутью. Кроме того, по заключению психиатра, у него низкий коэффициент умственного развития (IQ) в диапазоне от 60 до 70 баллов. Несмотря на это суд признал его достаточно вменяемым для того, чтобы приговорить к смертной казни, посчитав данные им «признательные показания» достоверными, хотя адвокат настаивал на том, что Мацумото Кэндзи подвергся давлению со стороны полиции.

Мохаммад Реза Хаддади, фото из частного архива

Мохаммад Реза Хаддади из Ирана всю юность провёл в камере смертников. Когда ему было 15 лет, его признали виновным в убийстве по итогам крайне несправедливого судебного процесса и приговорили к высшей мере наказания. В Иране по обвинениям в преступлениях, совершённых до достижения 18-летнего возраста, помимо него к смертной казни приговорили ещё как минимум 83 человека.

Это не только нарушение международного права в области защиты прав человека, Мохаммада Резу, помимо прочего, подвергли психологической пытке – за последние 14 лет казнь назначали и откладывали шесть раз. Последний раз это произошло 31 марта 2016 года, тогда благодаря широкому общественному резонансу распоряжение об отсрочке исполнения смертного приговора в отношении Махаммада Резы пришло в последний момент.

Отсутствие открытой информации о применении смертной казни в Малайзии значит, что заключённые-смертники, такие как Хоо Ю Вах, остаются в неведении о ходе рассмотрения ходатайств о помиловании.

Хоо Ю Ваха приговорили к смертной казни в мае 2011 года по итогам несправедливого судебного процесса. В 2005 году, тогда ему было 20 лет, у него нашли 188,35 грамма метамфетамина. Его автоматически обвинили в торговле наркотиками, в чём позднее признали виновным и приговорили к повешению. По состоянию на сегодняшний день ему всё ещё неизвестны результаты рассмотрения ходатайства о помиловании, с которым он обратился к султану Джохора в апреле 2014 года. В декабре Хоо Ю Ваху исполнится 33 года, по его словам: «Если мне дадут возможность, я бы хотел доказать, что изменился».

Хоо Ю Вах, фото: Кристин Хоо

В Беларуси вопросы применения смертной казни окружает плотная завеса секретности. Приговоры приводят в исполнение тайно, не уведомляя о предстоящей казни ни самих заключённых, ни их родных, ни адвокатов. Бывший начальник СИЗО № 1 Минска (пенитенциарное учреждение, где содержат всех заключённых-смертников Беларуси) рассказал Amnesty International, что всех приговорённых сначала приводят в отдельный кабинет. Там в присутствии официальных лиц им сообщают, что в помиловании отказано и приговор будет приведён в исполнение. После чего осуждённых отводят в соседнее помещение, где завязывают глаза, заковывают в наручники, ставят на колени и казнят выстрелом в затылок.

СИЗО № 1 города Минска, рисунок: Джордж Батлер

Согласно законодательству Беларуси власти не выдают останки казнённых родственникам и не сообщают о месте захоронения, так повелось со времён СССР.

В Гане заключённых-смертников также содержат в крайне суровых условиях. Когда в 2016 году представители Amnesty International посещали тюрьму «Нсавам», приговорённым к смерти не разрешалось участвовать в учебной или рекреационной деятельности, что усугубляло ощущение изолированности, вызывая депрессию и невроз. Кроме того, заключённые-смертники рассказали Amnesty International, что им почти не предоставляют никакого лечения. По их словам, у них часто возникают трудности с получением лекарственных препаратов, необходимых для лечения болезней или хронических заболеваний, так как периодически лекарств либо нет, либо заключённые не могут их себе позволить. Один из заключённых-смертников рассказал о страхах, вызванных болезнью: «Когда ночью в камере почувствуешь себя плохо, а охранник не спешит на помощь, можно умереть».

От Беларуси до Ганы, Ирана, Японии и Малайзии, то есть в странах, где людей приговаривают к смертной казни, власти обязаны принять все возможные меры к тому, чтобы с заключёнными обращались гуманно, соблюдая их достоинство, гарантируя условия содержания в соответствии с международными нормами и стандартами в области прав человека.

Пора властям всех стран, где продолжают казнить людей, немедленно отменить смертную казнь и положить конец чудовищным условиям содержания под стражей, в которых вынуждены существовать столь многие заключённые-смертники.

Смертная казнь нарушает право на жизнь, закреплённое во Всеобщей декларации прав человека, и представляет собой предельную форму жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство наказания.

С 5 октября и весь ноябрь активисты из разных стран мира участвуют в кампании в защиту Хоо Ю Ваха, Мацумото Кэндзи, Мохаммада Резы Хаддади и заключённых-смертников из Беларуси и Ганы. Вы можете связаться с ближайшим представительством Amnesty International или присоединиться к нам через @amnestyglobal и @amnesty

#блог #смертная казнь