© OZAN KOSE/AFP/Getty Images

Генсек Amnesty: Саудовская Аравия «уподобилась маньяку-убийце» в деле Хашогги

24/10/2018

Насильственное исчезновение и убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги, которого в последний раз видели на входе в консульство Саудовской Аравии в Турции 2 октября, показывает, что власти Саудовской Аравии, подавляя инакомыслие, не остановятся ни перед чем.

Когда известный саудовский журналист и политический комментатор Джамаль Хашогги отправлялся в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле за нужными ему для заключения брака бумагами, он, по всей видимости, знал, насколько это может быть опасно.

Визит за документами в консульство своей страны не должен представлять никакой угрозы для жизни человека. Но Хашогги, вероятно, понимал, что посещение консульства будет сопряжено с определённым риском – учитывая, что он вынужден был отправиться в изгнание после прошлогоднего всплеска арестов журналистов, учёных и активистов в Саудовской Аравии. И вот теперь Саудовская Аравия признала, что Хашогги был убит на территории её консульства.

В течение нескольких последних недель в СМИ появлялись ужасающие подробности того, что могло произойти с Хашогги. Но американский президент Дональд Трамп, самый рьяный, наверное, союзник правительства Саудовской Аравии, предположил, что ответственность за это убийство могут нести некие «действовавшие по собственной инициативе отщепенцы». Официальная версия саудовских властей, похоже, следует тем же руслом – речь, правда, идёт не о неких лицах, действовавших по своему усмотрению, а об агентах саудовских разведслужб, которые якобы «вышли из-под контроля» и насмерть забили Хашогги.

Над этой версией саудовских властей можно было бы просто посмеяться, если бы за ней не стояла ужасная трагедия. И Amnesty International, и другие правозащитные организации уже бессчётное множество раз документально фиксировали, что законы, правоприменительная практика и вообще действия властей Саудовской Аравии демонстрируют полнейшее пренебрежение к правам на жизнь, равенство перед законом, правосудие – практически ко всем важнейшим правам человека.

Мир должен понимать, что в этом деле не было никаких «отщепенцев», что в действиях саудовского правительства, убившего Хашогги, не было ничего исключительного – это его обычная практика, правило, а не исключение из правил.

Останки Хашогги должны быть немедленно переданы независимым судебным экспертам, которые могли бы произвести вскрытие, соблюдая все предусмотренные в таких случаях международные стандарты. После этого тело погибшего журналиста следует передать его семье, чтобы они похоронили его. Пока это не сделано, нет никакой возможности установить истинные обстоятельства произошедшего.

Новости о случившемся в Стамбуле потрясли всех правозащитников и критиков правительства из Саудовской Аравии, практически сводя на нет их надежды обрести безопасное убежище, покинув страну. И как бы ни шокировали нас предполагаемые действия правительства Саудовской Аравии, мы должны понимать, что началось всё это не вчера.

Вся история с Хашогги отражает давнюю практику саудовских властей по безжалостной охоте на своих критиков, в которой нет места опасениям санкций или щепетильности по поводу осуждения со стороны международного сообщества. В этом деле нет никаких маньяков-убийц, орудующих по своему произволу. Маньяку-убийце в своих действиях уподобилось само правительство.

Власти Саудовской Аравии усилили натиск на любые проявления инакомыслия в стране с того момента, когда Мухаммед ибн Салман аль Сауд стал наследным принцем в июне 2017 года. За прошлый год Amnesty International документально фиксировала систематические репрессии в отношении всех, кто пытался отстаивать права обычных жителей Саудовской Аравии. Любое несогласие немедленно и жёстко пресекалось. Репрессии начались задолго до Мухаммеда ибн Салмана аль Сауда, однако при нём они, без сомнения, усилились и стали более жестокими.

Среди наиболее заметных случаев следует вспомнить дело правозащитниц Луджайн аль-Хатлуль, Иман аль-Нафджан и Азизы аль-Юсеф. Они были произвольно задержаны в мае и с этого времени содержатся под стражей без предъявления обвинений. Злая ирония заключается в том, что эти женщины возглавляли протесты против указа, запрещающего женщинам водить машину – указа, который сам наследный принц теперь отменил. Аль-Хатлуль, аль-Нафджан и аль-Юсеф могут предстать перед судом по борьбе с терроризмом, им грозят длительные сроки тюремного заключения.

Также нельзя исключить возможность того, что власти Саудовской Аравии решат вынести смертные приговоры активистам и другим участникам мирных протестов, содержащимся под стражей без предъявления обвинений.

Саудовская Аравия – одно из государств мира, где чаще всего казнят людей, известно, что власти этой страны могут приводить в исполнение смертные приговоры тем, кто был осуждён в ходе вопиюще несправедливых судебных процессов за выражение несогласия.

Должно быть очевидно, что для людей, больше всего страдающих от рук правительства Саудовской Аравии, речь идёт буквально о жизни и смерти. Однако подавление прав человека в Саудовской Аравии было повсеместно встречено глухим молчанием со стороны международного сообщества. Правительства предпочли по-прежнему заключать с Саудовской Аравией выгодные торговые сделки – в том числе продавать ей оружие, избегая любой критики по поводу ситуации с правами человека в этой стране.

Когда в августе этого года Канада выступила против ареста саудовских правозащитниц, власти Саудовской Аравии предприняли агрессивные дипломатические контрмеры. А другие страны вновь предпочли промолчать. Это коллективное замалчивание и отсутствие каких-либо последствий побуждают власти Саудовской Аравии отмахиваться от любых проявлений озабоченности по поводу прав человека и продолжать подавление любого инакомыслия. Последствия для правозащитников и гражданского общества в Саудовской Аравии оказались поистине катастрофическими.

Мир не должен был дожидаться этого чудовищного, вызвавшего широкий резонанс происшествия, чтобы проснуться и открыть глаза на тяжёлое положение правозащитников и других активистов в этой стране, не говоря уже о её причастности к военным преступлениям в Йемене, которые привели к гуманитарной катастрофе поистине невообразимого масштаба.

И сейчас международное сообщество должно сделать всё, чтобы насильственное исчезновение и убийство Хашогги стало последней каплей, переполнившей чашу его терпения.

Если подобные неслыханные по своей дерзости действия останутся без ответа, это даст понять авторитарным правителям по всему миру, что они могут расправляться с кем угодно, если только они заручатся необходимым политическим прикрытием. Экстренно необходимо, чтобы Генеральный Секретарь ООН Антониу Гутерреш организовал под эгидой ООН расследование всех обстоятельств внесудебной казни Хашогги, а также возможного применения пыток и других преступлений и нарушений, связанных с этим делом.

Мы не можем допустить, чтобы Саудовская Аравия действовала безнаказанно, во многом в силу опасных – по-настоящему смертельно опасных – последствий подобной безнаказанности для активистов и членов гражданского общества, особенно для тех из них, кто в данный момент содержится под стражей. В своём последнем материале для The Washington Post Хашогги написал, что «больше всего арабский мир нуждается сейчас в свободе выражения мнений». Международному сообществу следовало бы прислушаться к его последним словам и использовать свои возможности и влияние для того, чтобы защитить саудовских активистов, и не позволить властям Саудовской Аравии переступать все границы, попирая права человека.

Автор – Куми Найду, генеральный секретарь Amnesty International

#новости #главное #Саудовская Аравия