Сомнения в справедливости судебного процесса ставят под вопрос правомерность обвинительного приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву


AMNESTY INTERNATIONAL

ЗАЯВЛЕНИЕ

27 декабря 2010 года

Второй судебный процесс по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, начавшийся 31 марта 2009 года, завершился сегодня вынесением обвинительного приговора: их признали виновными в хищении и отмывании денег во время работы на руководящих должностях в компании ЮКОС в период с 1998 по 2003 годы.

<img width=«250» height=«166» align=«left» alt=«» class=«teaser-image» title=«Михаил Ходорковский (с) пресс-центр М. Ходорковского» src=«/sites/default/files/khodork250.jpgAmnesty International обеспокоена тем, что этот судебный процесс сопровождался многочисленными нарушениями процессуальных норм, в том числе неоднократным нарушением принципа равноправия сторон. Эти нарушения сами по себе способны породить серьёзные сомнения относительно правомерности обвинительного приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Более того, манера, в которой велись следствие и судебный процесс, выбор времени для предъявления обвинений, то обстоятельство, что адвокаты и свидетели защиты, по сообщениям, подвергались притеснениям, а также неоправданно суровые условия содержания обвиняемых под стражей - все вместе эти обстоятельства убедительно указывают на то, что в данном деле явно присутствуют политические мотивы, и что здесь не обошлось без вмешательства со стороны, затруднившего независимое отправление правосудия.

На фоне подобных обстоятельств невозможно утверждать, что правосудие свершилось.

В этой связи Amnesty International призывает Московский городской суд продемонстрировать приверженность принципу верховенства права и сохранению целостности и независимости российской судебной системы и отменить вынесенный сегодня вердикт.

Нарушения процессуальных норм и принципа равноправия сторон

Согласно собственным наблюдениям Amnesty International и сообщениям, полученным от независимых наблюдателей и команды защитников Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, общее число нарушений настолько велико, что возникают сомнения относительно справедливости второго судебного процесса.

Кроме того, Amnesty International поступили сообщения о том, что свидетели подвергались притеснению, запугиванию, жестокому обращению и давлению с целью заставить их отказаться от своих показаний или свидетельствовать против обвиняемых. Суд не согласился вызвать нескольких ключевых свидетелей защиты, не разрешил выступить в суде экспертам, вызванным защитниками, не включил в протокол судебного заседания возможные оправдывающие доказательства и отказался потребовать раскрытия возможных оправдывающих доказательств, которыми располагают следствие и третьи стороны.

Нарушение права на защиту на предварительных этапах следствия

Amnesty International обеспокоена тем, что с самого начала второго судебного процесса неоднократно совершались действия, затруднявшие работу защиты. Например, решение Генеральной прокуратуры проводить предварительное следствие по новым обвинениям в городе Чита в Восточной Сибири затруднило осуществление права обвиняемых на достаточное время и условия для подготовки защиты по предъявленным обвинениям на данном этапе. Предварительное следствие, как правило, должно проводиться по месту совершения преступления. Это правило предусматривает лишь несколько исключений, ни одно из которых не применимо к данному делу, так как действия, в совершении которых обвиняют подсудимых, производились не в Чите; ни один из обвиняемых не находился в Чите (пока не был доставлен туда в интересах следствия); и ни одно из лиц, подлежащих допросу в ходе расследования, не находилось в этом городе.

В феврале 2009 года власти, наконец, передали дело в Москву и перевели обвиняемых туда же, и всё было готово для предварительного слушания. К тому времени Михаил Ходорковский и Платон Лебедев провели в читинском следственном изоляторе около двух с половиной лет в условиях намного более суровых, чем условия в исправительной колонии общего режима, к отбыванию наказания в которой их обоих приговорили в 2005 году.

Притеснение адвокатов защиты

В апреле 2007 года, спустя всего два месяца после предъявления обвинений Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, Генеральная прокуратура подала в Московскую коллегию адвокатов ходатайство о лишении Каринны Москаленко адвокатского статуса на том основании, что она не представляла надлежащим образом интересы подзащитного Михаила Ходорковского, хотя последний ни о чём подобном не заявлял. Московская коллегия адвокатов отклонила ходатайство.

Ранее, в феврале 2007 года, Каринну Москаленко и ещё двух членов адвокатской группы Ходорковского без объяснения причин задержали в московском аэропорту и обыскали, когда те следовали на встречу с подзащитным в исправительную колонию в Чите. Адвокаты, представлявшие интересы Михаила Ходорковского во время первого судебного процесса и после него, по сообщениям, неоднократно подвергались незаконным обыскам как перед встречами со своим подзащитным, так и после них.

Преследование свидетелей

По имеющимся данным, бывшего вице-президента ЮКОСа и руководителя юридического отдела компании Василия Алексаняна во время предварительного заключения в период с апреля 2006 года по февраль 2008 года содержали в антисанитарных условиях и лишали необходимой медицинской помощи, хотя Европейский суд по правам человека в своих постановлениях неоднократно требовал, чтобы Россия перевела его в специализированную больницу, где он мог бы пройти лечение от рака лимфатических желёз. В Верховном Суде Российской Федерации он заявил, что во время предварительного заключения к нему приходили следователи, которые обещали ему устроить необходимое лечение, если он согласится дать показания против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева по текущему делу.

Стивен Уилсон, занимавший пост начальника департамента по международному налоговому планированию ЮКОСа с мая 2002 года по сентябрь 2006 года, получил повестку от прокуроров с требованием явиться для допроса по одному из сопутствующих уголовных дел, когда выходил из зала суда после дачи показаний в пользу обвиняемых.

Другой бывший руководитель ЮКОСа - Владимир Переверзин- сообщил, что на него оказывали давление и пытались склонить его к тому, чтобы он дал показания против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, в период между маем 2005 года, когда им был вынесен первый обвинительный приговор, и февралём 2007 года, когда им были предъявлены обвинения в рамках второго процесса. Владимир Переверзин, в настоящее время отбывающий 11-летний срок заключения по вынесенному в марте 2007 года приговору по обвинениям, связанным с его работой в ЮКОСе, во время текущего судебного процесса заявил, что следователи предлагали ему условно-досрочное освобождение, если он готов дать изобличающие показания против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Исключение свидетелей защиты и возможных оправдывающих доказательств

Статья 6(3)(d) Европейской конвенции о правах человека гласит: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет […] право допрашивать показывавших против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей, на тех же условиях, что и свидетелей, показывающих против него».

В нарушение принципа равноправия сторон, во время судебного процесса стороне защиты неоднократно отказывали в праве допросить свидетелей и провести их перекрёстный допрос, а также предъявить доказательства или вызвать экспертов, чьи показания, по мнению представителей защиты, имели отношение к обвинениям, выдвинутым против их подзащитных.

С самого начала сторона защиты находилась в невыгодном положении, поскольку была лишена возможности приобщить список свидетелей защиты к обвинительному заключению, как того требует российское законодательство. Это упущение, из-за которого стороне защиты приходилось ходатайствовать о вызове каждого свидетеля в отдельности, усугублялось тем, что суд часто отказывался выдавать повестку на вызов свидетелей по ходатайствам со стороны защиты.

Хотя стороне обвинения в нескольких случаях разрешили предъявить доказательства, собранные во время встреч за границей, стороне защиты неоднократно отказывали в возможности приобщить к материалам дела показания свидетелей, данные под присягой за границей. Суд также не разрешил стороне защиты использовать возможности видеоконференции для привлечения к участию в судебных заседаниях свидетелей, находящихся за рубежом. На заседаниях, на которых присутствовал представитель Amnesty International, судья отклонял подобные ходатайства, просто заявляя, что не видит в этом необходимости.

В очередной раз нарушив принцип равноправия сторон, суд отказал стороне защиты в праве предъявить суду показания свидетелей, проходивших в качестве обвиняемых или подозреваемых по другим уголовным делам, хотя стороне обвинения суд разрешил приобщить к делу протоколы допросов и вызвать для дачи показаний свидетелей обвинения, находящихся в аналогичных обстоятельствах.

Суд регулярно запрещал предъявить в качестве доказательств документы, которыми располагала сторона защиты, в том числе официальные документы ЮКОСа и его дочерних компаний, а также отчёты назначенного государством управляющего конкурсной массой.

Отказ суда потребовать раскрытия информации

Суд неоднократно отклонял ходатайства, в которых сторона защиты просила суд потребовать от стороны обвинения и третьих сторон раскрытия имеющейся у них информации, которая имеет отношение к обвинениям.

Ходатайства стороны защиты о раскрытии по требованию суда записей прослушивания переговоров, стенограммы которых сторона обвинения предъявила в суде, были оставлены без удовлетворения, как и ходатайства о полном раскрытии материалов параллельных расследований, на выборочном представлении которых в значительной степени основывалась позиция обвинения.

Наиболее значимым был отказ суда сделать запрос о протоколах Транснефти - государственной компании, обладающей монополией на транспортировку нефти по российским нефтепроводам. Сторона защиты утверждает, что в этих протоколах могли бы обнаружиться важнейшие доказательства, касающиеся транспортировки и продажи нефти, которая якобы была украдена.

Условия содержания под стражей Михаила Ходорковского и Платона Лебедева и связанные с этим нарушения

В дополнение к нарушениям, ставящим под вопрос справедливость самого судебного процесса, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев содержались под стражей в таких условиях и обстоятельствах, которые нарушают как российское законодательство, так и подписанные Россией международные стандарты.

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев провели пять с половиной из последних семи лет в следственных изоляторах, по большей части - в одиночном заключении, что затрудняло свидания с родственниками и выполнение физических упражнений. Седьмого апреля 2010 года вступил в силу новый закон, ограничивающий срок предварительного заключения для лиц, подозреваемых в совершении экономических преступлений. Явно вопреки этому закону Хамовнический суд удовлетворил ходатайство обвинения о продлении срока предварительного заключения Михаила Ходорковского и Платона Лебедева ещё на три месяца 14 мая, а затем повторно 16 августа, никак не обосновав такое решение.

В связи с предъявленными им теперь обвинениями их содержат в следственных изоляторах с декабря 2006 года. После вынесения им обвинительных приговоров в мае 2005 года Михаила Ходорковского и Платона Лебедева перевели в удалённые сибирские исправительные колонии - в нарушение действовавшего в то время российского законодательства и Европейских тюремных правил 2006 года, в которых говорится, что «[п]о возможности заключённые должны направляться для отбытия наказания в пенитенциарные учреждения, расположенные вблизи от дома или мест социальной реабилитации».

Во время отбывания срока лишения свободы Михаила Ходорковского восемь раз наказывали за предполагаемые нарушения внутренних правил. Шесть раз ему назначали наказание в виде одиночного заключения. В пяти случаях из шести Михаилу Ходорковскому удалось обжаловать эти решения.

22 августа 2008 года Ингодинский районный суд г. Читы отклонил ходатайство Михаила Ходорковского об условно-досрочном освобождении (Платон Лебедев такого ходатайства не подавал). Согласно российским законам, Михаил Ходорковский получил право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении после отбывания половины срока. Ходатайство было оставлено без удовлетворения на следующих основаниях:

  • он не проявлял желания к освоению трудовых навыков (по-видимому, это связано с его отказом работать за швейной машинкой) во время отбывания наказания в читинской колонии;
  • у него не было поощрений от администрации колонии;
  • он ещё не понёс наказание за нарушение правил поведения в колонии 15 октября 2007 года (когда он, как утверждается, отказался выполнять приказ заложить руки за спину во время возвращения из прогулочного дворика).

Возможная политическая подоплёка второго судебного процесса

Первый процесс по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева сопровождался огромным количеством нарушений процессуальных норм и многочисленными утверждениями о наличии политической подоплёки. Заявление в Европейский суд по правам человека, в котором утверждалось, помимо прочего, что первый судебный процесс по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева являлся политически-мотивированным, суд признал допустимым 21 мая 2010 года. Окончательное решение суд ещё не вынес. В решении от 25 октября 2007 года Европейский суд по правам человека постановил, что неоднократные нарушения, которыми сопровождалось предварительное заключение Платона Лебедева перед первым судебным процессом, привели к нарушению нескольких его прав, закреплённых в Конвенции о правах человека.

Amnesty International не считает себя вправе высказывать мнение относительно фактов, представленных в ходе данного судебного процесса как стороной обвинения, так и стороной защиты. В то же время, на основании собственных наблюдений за ходом судебного процесса и сообщений других независимых наблюдателей Amnesty International отмечает, что сторона обвинения столкнулась с огромными трудностями в представлении ясной и непротиворечивой версии, которая связывала бы установленные факты с пунктами обвинений, по которым обвиняемых судили и признали виновными.

В то же время, постоянное пренебрежение процессуальными нормами и систематические попытки затруднить подготовку позиции защиты лишь усиливают впечатление, что нынешнее осуждение Михаила Ходорковского и Платона Лебедева было инициировано и - на текущий момент - успешно осуществлено ради неких политических целей, без оглядки на элементарные требования правосудия.

Эти соображения, продолжающие бросать тень на независимость российской судебной системы и эффективность разделения властей в стране, нельзя игнорировать при оценке второго судебного процесса по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Они заслуживают внимания как российских властей, так и судебных органов.

#новости #несправедливый суд #Россия

Вы можете изменить мир к лучшему, став нашим сторонником. Укажите свой мейл:

 

Twitter Facebook VKontakte Google+
Актуально

Франция: запрет буркини открывает путь к нападкам на женщин


Протест трактористов оказался помехой не автомобильному движению, а властям


Обвинения Amnesty International в «антигосударственной» деятельности в Индии абсурдны


«Сирийская тюрьма - это страх, который всегда с тобой»


Убийственные факты: масштабы мировой торговли оружием