Amnesty International / Photo: Henning Schacht

Доклад Amnesty: Ограничение деятельности НКО стало общемировой проблемой, Россия – среди лидеров в регионе

21/2/2019

Ограничение деятельности некоммерческих организаций (НКО), в первую очередь занимающихся защитой прав человека, стало общемировой проблемой, объявила Amnesty International, представляя доклад под названием «Закон как инструмент подавления: Глобальное наступление на организации гражданского общества».

На материале из более 50 государств в разных частях мира, где уже приняты или готовятся направленные против НКО законы, Amnesty International показывает, с какими ограничениями и преследованиями сталкиваются организации и их сотрудники. Только за последние два года в разных странах мира были приняты или оказались на стадии разработки почти 40 нормативных актов, нарушающих право на свободу объединений и призванных осложнить работу организаций гражданского общества.

Эти нормы, в частности, доводят до абсурда процедуру регистрации организаций, вводят парализующий их деятельность контроль и отсекают источники финансирования. Всё это во многих случаях ведёт к ликвидации жизненно важных для общества НКО.

«Во многих странах власти путём преследования затыкают рот организациям, которые имеют смелость отстаивать права человека. Те, кто объединяются для правозащиты, сталкиваются со всё новыми и новыми препятствиями, которые связывают им руки и делают их работу небезопасной», — заявил Генеральный секретарь Amnesty International Куми Найду.

Россия задаёт тон на постсоветском пространстве

Среди стран бывшего СССР ярким примером ограничения деятельности НКО служит Россия с её законом 2012 года об «иностранных агентах». В 2016 году прописанное в этом законе определение «политической деятельности» было расширено и охватило многие сферы общественной жизни и почти все формы участия в ней. При этом хотя закон и оговаривает, что в «иноагенты» могут попасть только организации с иностранными спонсорами, занимающиеся «политической деятельностью», на практике почти все получающие из-за рубежа финансирование НКО могут оказаться в этом реестре. Закон применяется настолько широко, что коснулся деятельности самых разных НКО. Так, была оштрафована на крупную сумму и внесена в реестр Саратовская региональная общественная организация инвалидов, больных сахарным диабетом. В результате её членам в октябре 2018 года пришлось объявить о её закрытии.

По данным Минюста, по состоянию на февраль 2019 года в реестре насчитывалась 72 НКО. При этом «иностранными агентами» в разное время с момента вступления закона в силу были признаны не менее 158 организаций, из них 30 были вынуждены закрыться, а более 40 добились удаления из реестра после прекращения зарубежного финансирования, хотя это означало для них сокращение объёмов деятельности.

Ещё один репрессивный российский закон, о «нежелательных организациях», был принят в 2015 году. Он позволяет во внесудебном порядке запретить деятельность любых иностранных организаций на основании расплывчатой формулировки о создании с их стороны «угрозы основам конституционного строя, обороноспособности страны или безопасности государства». На практике закон применяется для борьбы с инакомыслием и удушения свободы выражения мнений, как показало дело активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко, ставшей первой россиянкой, попавшей по нему под уголовное преследование. Amnesty International признала её узницей совести и потребовала немедленного и безусловного её освобождения из-под домашнего ареста.

«Наступление на НКО в России началось ещё в 2006 году с ужесточения отчётности, — напоминает директор российского представительства Amnesty International Наталья Звягина. — С тех пор преград для создания самой «невинной» организации стало столько, что желающих зарегистрировать НКО сильно поубавилось».

По её словам, российскими властями в 2019 году может быть брошен новый вызов гражданскому обществу — Минюст предложил сформировать реестр объединений граждан без образования юридического лица. «Это заставит людей подменять полезную работу бессмысленной бюрократией, а сайт Минюста начнёт «падать» в дни очередного бессмысленного дедлайна. С самими НКО эту идею, разумеется, никто не обсуждал», — говорит Звягина.

Российский закон об «иностранных агентах» задал тон для принятия драконовских законов по НКО на постсоветском пространстве и даже за его пределами. В частности, принятые в 2013 году в Азербайджане поправки в закон о неправительственных организациях ужесточили требования о регистрации и ограничили иностранное финансирование НКО без разрешения Минюста суммой в 200 манатов (117 долларов США).

«Репрессивное законодательство в Азербайджане делает практически невозможной деятельность независимых групп гражданского общества, — говорит старший координатор кампаний Amnesty International на Южном Кавказе Леван Асатиани. — Ограничения на регистрацию организаций и получение средств в конечном итоге направлены на подавление инакомыслия в стране. В результате этих ограничений десятки местных и иностранных НКО были подвергнуты налоговым проверкам, замораживанию банковских счетов и закрытию, а их руководство – уголовному преследованию. Это находится в прямом противоречии с международным обязательством Азербайджана уважать право на свободу ассоциаций».

В Казахстане организация или участие в незарегистрированное организации является правонарушением в соответствии как с Уголовным кодексом, так и с Кодексом об административных правонарушениях, а с 2016 года получающие деньги из-за рубежа на определённые виды деятельности организации гражданского общества должны уведомлять о получении средств налоговые органы. В Таджикистане в 2015 году были внесены поправки в закон «Об общественных объединениях», которые требуют от НКО уведомлять Министерство юстиции о получении средств из иностранных источников и вводят процедуры проверки объединений.

В Беларуси НКО обязаны пройти регистрацию в Министерстве юстиции, в отсутствие которой – зачастую по итогам произвольного отказа в регистрации – работа на незарегистрированное НКО является уголовным преступлением. Декрет 2016 года дополнительно ужесточил государственный контроль за иностранными пожертвованиями. Им были введены более суровые — и ещё более расплывчатые — запреты на использование иностранной помощи и более строгая отчётность за иностранные пожертвования.

В Украине поправками 2017 года к закону «О предотвращении коррупции» были введены обязательные требования к антикоррупционным активистам предоставлять подробную декларацию о личном имуществе и доходах. За непредоставление декларации грозит уголовное преследование и наказание вплоть до лишения свободы на срок до двух лет. По мнению организаций гражданского общества, этот дискриминационный шаг стал местью со стороны должностных лиц, от которых требовали прозрачности при раскрытии доходов и имущества.

В похожий сценарий укладывается и возбуждение уголовных дел в отношении НКО «Пациенты Украины» и «Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ/СПИДом», за предполагаемое присвоение иностранных средств, выделенных Глобальным фондом для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Обе организации выявляли случаи коррупции в системе здравоохранения и вносили предложения по повышению её эффективности и более разумному использованию государственных ресурсов.

«В Украине антикоррупционные группы испытывают всё большее давление на свою работу. Украинский парламент не стал отменять расплывчатые дискриминационные законы, направленные против антикоррупционных активистов, даже после того, как гражданское общество, правозащитные НКО и зарубежные доноры и партнёры выступили с серьезным протестом», — говорит директор Amnesty International Украина Оксана Покальчук.

Эффект домино

Российский опыт был успешно перенят ещё в нескольких странах. Так, в Венгрии несколько НКО теперь вынуждены называть себя «финансируемыми из-за рубежа». Несоблюдение подобных правил может обернуться крупными штрафами, а в конечном итоге — приостановкой деятельности. После того как в июне 2018 года был принят новый пакет законов, целенаправленному преследованию подвергаются организации, поддерживающие мигрантов и беженцев, и их сотрудники. Жертвой этого закона может стать и Amnesty International Венгрия.

«Мы не знаем, что будет с нами и другими организациями, какие законы ещё примут, — заявил официальный представитель венгерской секции AI Арон Деметер. — Начался троллинг нескольких наших сотрудников, оскорбления и угрозы насилием в интернете. Нам отказывают в местах для проведения наших мероприятий; школы, опасаясь неприятностей, не хотят проводить у себя занятия по правам человека».

В Израиле правозащитные НКО стали объектом преследования на уровне законодательства ещё раньше, чем в России или Венгрии, а главной жертвой стали организации, защищающие права палестинцев. С 2011 года серьёзно ограничено финансирование тех, кто отрицает «еврейский характер» государства Израиль, а в 2018 году был принят специальный «Закон о нарушении молчания». Согласно нему НКО не имеют права критиковать израильскую армию и лишаются доступа в государственные школы.

Усиление давления на независимые НКО и правозащитные организации в последние годы охватило весь мир, от Пакистана, где в октябре 2018 года без объяснения причин были закрыты 18 международных НКО, до Австралии, где в минувшем году были приняты законы, якобы призванные не допустить «оказания иностранного влияния на выборы».

«Нельзя привлекать людей к уголовной ответственности за защиту прав человека. Мировые лидеры должны стараться обеспечивать равноправие и делать всё от них зависящее, чтобы жители их стран имели хорошие условия труда, надлежащее здравоохранение, доступное образование и нормальное жильё, вместо того чтобы преследовать тех, кто выступает с такими требованиями», — заявил Генеральный секретарь Amnesty International Куми Найду.

«Правозащитники добиваются того, чтобы жизнь каждого человека стала лучше. Мы не собираемся сдаваться, потому что знаем, насколько важна такая работа. В 20-летнюю годовщину принятия Декларации о правозащитниках в декабре 2018 года в штаб-квартире ООН мировые лидеры подтвердили свою приверженность тому, чтобы создавать правозащитникам безопасную среду. Теперь же они должны принять меры к тому, чтобы это воплотилось в жизнь», — заключил он.

Документ

Доклад «Закон как инструмент подавления: Глобальное наступление на организации гражданского общества»

Инфографика

#главное #публикации #Россия