Крым во тьме: преследование несогласных


15/12/2016

Крымско-татарская община стала объектом систематических преследований со стороны российских властей после оккупации и аннексии Крыма Российской Федерацией, совершенной в нарушение международного права в 2014 году, говорится в опубликованном сегодня докладе Amnesty International.

В докладе «Крым во тьме: преследование несогласных» речь идет о том, какие именно репрессивные методы на протяжении последних двух с половиной лет применялись российскими властями в отношении крымско-татарской общины, а также иных инакомыслящих.

«Крымские татары стали самой заметной и сплоченной группой в Крыму, выступившей против российской оккупации. За это они стали мишенью прицельных репрессий, направленных на подавление инакомыслия и принуждение к признанию аннексии полуострова», — заявил директор Amnesty International по Европе и Центральной Азии Джон Дальхизен.

«Распространение на территорию Крыма репрессивного российского законодательства, что само по себе является нарушением международного права, позволило российским властям начать преследование и принудить к эмиграции практически всех инакомыслящих, в том числе ключевых лидеров и активистов крымско-татарской общины», — добавил он.

«Российские законы применялись не только против крымско-татарского меньшинства, их введение на территории Крыма нанесло катастрофический удар по свободе собраний и свободе слова на всем полуострове», — уточняет Дальхизен.

Включение Крыма в российское правовое пространство в нарушение международного права позволило властям начать преследование ключевых фигур крымско-татарской общины по сфабрикованным обвинениям в экстремизме и других преступлениях. В докладе рассказывается о некоторых из этих дел. Представительный орган крымских татар, Меджлис, также был произвольно запрещен как «экстремистская организация», участие в любых связанных с ним мероприятиях теперь является уголовно наказуемым.

«Как бы ни поддерживали аннексию многие жители полуострова, нельзя закрывать глаза на то, какой ценой она обошлась противникам присоединения Крыма к России», — заявил Дальхизен.

«Все ограничения на деятельность Меджлиса должны быть сняты, а уголовное преследование с целью надавить на его членов и запугать их, прекращены. То же самое касается и дел в отношении тех, кто мирно выступает против российской оккупации и аннексии», — считает он.

Еще до объявления Меджлиса вне закона де-факто местные и российские власти начали преследование видных деятелей этой организации. Ее лидер Рефат Чубаров был лишен права въезда в Крым, как и его предшественник Мустафа Джемилев, ветеран движения за права человека и открытый противник оккупации. После запрета деятельности Меджлиса, власти обратили свое внимание на оставшихся на полуострове руководителей организации, в том числе на зампредседателя Меджлиса Ильми Умерова.

После трансляции телевизионного интервью, в котором Умеров говорил о необходимости того, чтобы Россия покинула Крым, он был вызван на допрос в республиканское управление ФСБ России. Там ему было объявлено, что он является подозреваемым по делу о «публичных призывах к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». Оказавшись под следствием, спустя несколько месяцев он был принудительно помещен в психиатрическое учреждение для проведения «психиатрической экспертизы» — причем сразу же в закрытое отделение, где наблюдаются пациенты, требующие активного наблюдения.

Другой зампредседателя Меджлиса, Ахтем Чийгоз, был арестован в январе 2015 года по обвинению в организации «массовых беспорядков» в ходе уличных столкновений между проукраинскими и пророссийскими демонстрантами в феврале 2014 года. По сообщениям СМИ, а также судя по кадрам видеохроники и свидетельствам очевидцев, он был одним из тех, кто пытался сдержать толпы и предотвратить насилие. Суд над ним начался в августе 2016 года, спустя более 15 месяцев с момента заключения под стражу. Чийгоз не имеет права присутствовать в суде лично, а участвует в процессе посредством связи по Skype, которая часто сбоит. Это означает, что он не может ясно слышать сказанное в зале суда или конфиденциально консультироваться со своим адвокатом. Суд над ним продолжается.

Другой крымско-татарский активист, Эрвин Ибрагимов, исчез 24 мая 2016 года. Он состоял в организации, в чьи задачи входила защита прав крымских татар и их культурного наследия после аннексии Крыма. Незадолго до того, как он пропал без вести, он сказал друзьям, что за ним ведется слежка.

Россия также использовала против крымских татар свое антитеррористическое законодательство. Девятнадцать человек, в том числе правозащитник Эмир-Усейн Куку, были арестованы по обвинению в участии в запрещенной на территории России террористической группировки «Хизб ут-Тахрир». Amnesty International считает, что обвинения в отношении него и, вероятно, других обвиняемых по этим делам необоснованы.

«Случаи, зафиксированные в этом докладе, демонстрируют жестокость российских властей, не терпящих абсолютно никакого инакомыслия в Крыму», — считает Джон Дальхизен.

«У международного сообщества может и не быть инструментов, чтобы серьезно повлиять на решение геополитических вопросов вокруг Крыма, но его голос должен быть слышен вместе с голосами тех, кто подвергается издевательствам и преследованиям», — подытожил он.

Полный текст документа

«Crimea in the Dark: the Silencing of Dissent», на английском языке

Доклад «Крым во тьме: преследование несогласных», на русском языке

#новости #главное #Крым