Getty

Детство на линии огня: В Мосуле тысячи детей остались без медицинской и психологической помощи


22/12/2016

Судьба целого поколения детей поставлена под удар в Мосуле, за который иракская правительственная армия при поддержке авиации США уже несколько недель ведет бой с «Исламским государством» (запрещена в РФ). Ситуация там угрожает перерасти в гуманитарную катастрофу, заявила в четверг, 22 декабря, Amnesty International, опираясь на результаты полевых исследований.

В ходе поездки в регион в этом месяце представители Amnesty International встретились с детьми всех возрастов, получившими страшные травмы в зоне боевых действий. «Попавшие под перекрестный огонь в ходе жестокого сражения за Мосул дети видели такие вещи, которым никто, вне зависимости от возраста, не должен быть свидетелем. Я встречалась с тяжело ранеными детьми, видевшими, как их близким и соседям отрывало головы при обстрелах, как людей разрывало на куски при взрывах мин и начиненных взрывчаткой автомобилей или как их родные оказывались погребены под обломками домов», – отметила Донателла Ривера, старший советник по реагированию на кризисные ситуации. Она только что вернулась из 17-дневной поездки в северный Ирак.

«Раненые во время боев дети потом оказываются в переполненных госпиталях или в лагерях для перемещенных лиц, где ужасная гуманитарная ситуация еще больше затрудняет их физическое и психологическое выздоровление. Многие дети по-прежнему остаются в районах, где идут ожесточенные бои. Властям Ирака и их иностранным союзникам в битве за Мосул необходимо в срочном порядке создать более эффективную систему ухода, реабилитации и защиты пострадавших гражданских лиц. Забота о пострадавших мирных жителях, особенно наиболее уязвимых групп, должна стать задачей главной задачей, а не чем-то второстепенным», – заявила она.

«Наши дома стали могилами для наших детей»

Одним из свидетелей, с которым в больнице в подконтрольном правительственным войскам и курдским формированиям Эрбиле поговорила Amnesty International, была Умм Ашраф. Она сама и семеро ее детей получили ранения после взрыва начиненной взрывчаткой автомобиля. Подрыв произошел 13 сентября рядом с ее домом на севере Мосула. Тогда под обломками домов погибли десятки человек, ее старшая дочь, 17-летняя Шахад, потеряла оба глаза.

«Наши дома стали могилами для наших детей», – говорит Умм Ашраф. «Мои соседи до сих пор лежат под обломками, никто не смог их откопать. Я вытаскивала своих раненых детей из-под обломков одного за другим. Но моя сестра была убита, и ей я уже не могла помочь. Одному из соседей взрывом оторвало голову, погибло множество людей», – рассказывает она.

Восьмилетняя Тейба и ей 14-месячная сестра Тагрид были убиты, а их родители тяжело ранены 12 ноября, когда мина упала во дворе их дома в восточном Мосуле. Муна, мать детей, рассказала Amnesty International:

«Я сказала дочкам уйти в дом. В нашем районе стрельба шла круглые сутки. Сразу после этого рядом с домом упала мина. Я рухнула как подкошенная, моя дочь Тейба упала и ударилась головой о ворота, а младшая все ползла и ползла, пока не доползла до меня и не свалилась мне на колени».

Медицинские учреждения работают на пределе

В восточных районах Мосула идут наиболее ожесточенные бои, там почти не осталось функционирующих или доступных больниц. Единственный шанс для раненых получить медицинскую помощь – это добраться до расположенного в 80 километрах Эрбиля, столицы полуавтономного Регионального правительства Курдистана (РПК).

Несмотря на небольшое расстояние жители Мосула добраться до города не могут. Лишь немногие, кому удалось получить специальное разрешение, могут въехать в РПК, но даже в этом случае их родственникам крайне сложно, если не невозможно присоединиться к ним или приехать их навестить.

Некоторые семьи, бегущие от боев, оказываются между позициями воюющих сторон и не могут попасть на территорию, контролируемую РПК. Они вынуждены по несколько дней ждать возможности выбраться из ничейной полосы.

Двухлетний Али – один из тех, кому повезло добраться до Эрбиля. Его ранило 14 декабря во время обстрела квартала Хай аль-Фалах в Мосуле. В наше посещение он испытывал серьезные трудности с дыханием, а его лицо казалось кровавым месивом. Врачи сказали его бабушке, Дохе, что не уверены, что он сможет выжить.

Доха уже потеряла двух внучек, 14-летнюю Заиру и 16-летнюю Вадху, которые были убиты во время того же обстрела. Ее ужасала сама мысль, что она может потерять и Али.

«Господи, пожалуйста, защити его, не забирай его у меня», – молилась Доха.

«Мои внуки покинули свой дом и последние 30 дней провели в подвале у соседа», – объяснила она. «У них закончилась еда и вода. Этот район уже два дня как был освобожден армией, так что думали, что могут спокойно выйти наружу. Как только они дошли до ворот во двор, начался обстрел», – рассказала она.

Хотя лишь немногие из раненых в Мосуле были эвакуированы в Эрбиль, больницы едва справляются с огромным количеством пострадавших.

«Подготовка к военной кампании по освобождению Мосула шла долго и власти Ирака, в том числе правительство провинции Найнава, а также их иностранные союзники могли и должны были лучше подготовиться к неизбежным жертвам среди гражданского населения. Они должны были понимать, что больницы в КРП скорее всего с трудом будут справляться с высоким потоком раненых в ходе боев», – считает Донателла Ровера.

«Если находятся ресурсы, чтобы вести войну, то должны найтись и ресурсы разбираться с последствиями этой войны», – заявила она.

Травмированные дети

Дети страдают не только от физических травм, но и от психологических – они стали свидетелями крайних форм насилия. Из тысяч детей, столкнувшихся с этим, лишь у немногих есть доступ к психологической помощи, в которой они так нуждаются.

«Моя сестра погибла прямо на глазах у моих детей. Они видели, как соседу во время обстрела оторвало голову, они видели части тел, валяющиеся на земле. Как они смогут от этого оправиться?» – сказала Amnesty International Умм Ашраф.

В лагере для внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) четырехлетний Мохаммед качается из стороны в сторону, шлепает себя и бьется головой об пол. Он безутешно рыдает каждый раз, когда пачкает штаны, а это происходит несколько раз в день. По словам его матери Муны, так вести себя он начал после гибели двух сестер при минометном обстреле 12 ноября.

«Он был неразлучен со своей младшей сестрой Тагрид. Он все время таскал ее с собой. Теперь он не понимает, что его сестры погибли. Он думает, что мы их бросили, грустит и злится. Я думаю, что ему нужна психотерапия, но ничего похожего здесь в лагере нет», – говорит Муна. Сама она не может двигаться из-за сломанной ноги, с тех пор как она прибыла в лагерь, она не встает с тонкого матраса, брошенного прямо на пол.

Двум выжившим дочерям Муны, 10 и 12 лет, приходится заниматься всей работой по хозяйству: приносить воду, готовить, стирать одежду и обрабатывать раны родителей. У них нет времени на игры или учебу.

С момента их прибытия в лагерь для ВПЛ дети не получили никакой психологической помощи, чтобы помочь им справиться с шоком. В некоторых лагерях для ВПЛ в рамках гуманитарной помощи предоставляется ограниченная психологическая поддержка, но ее не хватает на всех.

«После травм и потрясений остаются как физические, так и психологические шрамы, но правительство Ирака и его союзники игнорируют эту проблему. Соответствующие медицинские учреждения на местах так и не созданы», – говорит Донателла Ровера.

«Выделение средств на полноценную программу по защите детей, в том числе на полноценную психологическую помощь для тех, кто подвергся крайним формам насилия, в рамках гуманитарной помощи Ираку, должно стать приоритетной задачей для международного сообщества», – призывает она.

Дети езидского меньшинства, вернувшиеся из плена «Исламского государства», пережили неописуемые страдания. Девочки, самым маленьким из которых было 11 лет, были изнасилованы, а мальчиков заставляли проходить военную подготовку, учили отрезать людям головы и заставляли смотреть на казни.

Джордо, 13 лет, два года находился в плену у «Исламского государства». «Ты хватаешь мужчину за волосы и задираешь ему голову, чтобы можно было перерезать горло, а если у него нет волос, то засовываешь два пальца ему в ноздри, чтобы поднять его голову. Меня этому научили, они учили меня убивать многими другими способами», – рассказал он Amnesty International.

А.К., 10 лет, в ноябре вернулся из плена, где он провел более двух лет. Его похитили вместе с родителями и семью братьями и сестрами. Только двум из них, шести и семи лет, удалось вернуться. Остальные остаются в руках «Исламского государства».

О детях заботятся два дальних родственника, которые уже помогают 23 женщинам и детям. Один из них рассказал Amnesty International о трудностях с поведением травмированных детей.

«А.К. очень трудно контролировать. Он ломает и поджигает вещи, а однажды вышел на улицу в холод в одном белье и заболел. Все трое все время мочатся в штаны, так что из-за запаха они у нас спят в отдельной палатке. Эти дети испытали страшный шок и им необходима профессиональная помощь, но пока нам с этим никто не помогает», – рассказал он.

Нарушенные обещания

Сотрудники гуманитарных организаций рассказали Amnesty International, что дети, перемещенные из района боев в Мосуле и других местах, затронутых конфликтом, демонстрируют такие признаки травмы, как повышенная плаксивость, мутизм и агрессивное поведение. Они неохотно отходят от своих родителей или воспитателей.

Из-за нехватки ресурсов эти дети не получают адекватного психиатрического лечения и помощи.

В сентябре правительства стран-доноров приняли на себя обязательства обеспечить «доступ к жизненно необходимой помощи» и «облегчить быстрый и беспрепятственный доступ к гуманитарным грузам для гражданского населения». Крайне важно, чтобы защита и забота о детях, пострадавших в ходе вооруженного конфликта, стала приоритетной задачей в рамках оказания гуманитарной помощи.

Растущие цены на товары первой необходимости, а также нехватка пищи, топлива, медикаментов и чистой воды в Мосуле влечет за собой такие угрозы здоровью и жизням детей, как недоедание, обезвоживание, заболевания, переносимые водой, и другие заболевания.

«Несмотря на заявления Ирака и коалиционных сил о том, что они делают все возможное для защиты мирных жителей, каждый день дети гибнут или получают ранения дома или при попытке спастись бегством. Все стороны, участвующие в боях за Мосул, обязаны принять все возможные меры предосторожности для спасения жизни мирных жителей, в том числе исключив использование артиллерии и других неприцельных обстрелов в густонаселенных городских кварталах», – заявила Донателла Ровера.

«Если власти Ирака и их союзники не активизируют усилия для создания безопасных коридоров для мирных жителей, желающих покинуть затронутые конфликтом районы города, а также для обеспечения необходимыми услугами жителей, которые оказались под обстрелами в самом Мосуле, может разразиться гуманитарная катастрофа», – предупреждает она.

#новости #главное #Ирак