© AFP/Getty Images
2/3/2017

В Южной Азии профессия «блогер» сравнялась по опасности с журналистикой

Страны Южной Азии не похожи между собой, подчеркивают местные жители, и с этим можно согласиться. Но правительства этих стран, кажется, делают все, чтобы сгладить различия хотя бы в одном – все они без стеснения нарушают права человека. В прошлом году в странах региона притесняли и закрывали НКО, преследовали журналистов и инакомыслящих в сети, использовали законы ещё колониальной эпохи, чтобы третировать критиков правительства, и в довершение всего продолжали гонения в охваченных конфликтами районах.

В странах Южной Азии вести блог так же опасно, как и работать журналистом. В 2015 году были жестоко убиты пять блогеров, выступавших против исламизма и защищавших светские ценности. В прошлом году убийства продолжились – тех, кого исламисты считали врагами, рубили мачете. Новыми жертвами стали активисты ЛГБТ-движения, индуисты, христиане, мусульмане-суфии и выступавшие против исламизации жизни в стране преподаватели. Реакции от правительства не последовало.

В Пакистане 2017 год начался с подозрительного исчезновения четырёх блогеров. Все они уже вернулись домой, однако правительство так и не установило виновников их исчезновения. По данным «Фонда прессы Пакистана», в 2016 году были убиты два журналиста, шестнадцать получили ранения, еще один был похищен. Дело Зинат Шахзади, которую похитили по дороге на работу в августе 2015 года, так и не было раскрыто. Кроме того, известный журналист Сирил Алмейда получил запрет на выезд из страны за написание статьи о трениях между гражданским правительством страны и военными.

В Индии в прошлом году также погибли двое журналистов. В штате Уттар-Прадеш вооружённые люди убили Каруна Мишру, по всей видимости, за статьи о нелегальных рудниках. Кроме того, в городе Сиван застрелили журналиста издания «Индостан» Радждео Ранджана. Ранее он получал угрозы от политиков в связи со своей журналисткой деятельностью.

В феврале в рамках давно устаревшего закона о восстаниях за якобы «антинародные» лозунги были задержаны трое студентов Университета имени Джавахарлала Неру, а также преподаватель. НКО в Индии подвергались преследованиям на основании драконовского закона «О регулировании иностранного финансирования», принятого ещё в эпоху чрезвычайного положения, отмененного в 1977 году. Кроме того, в стране без убедительных причин у десятков организаций отозвали лицензии на финансирование из иностранных источников, либо отказали в продлении таковых.

Усилились нападки на протестную деятельность в сети. В Бангладеш 22-летний студент нарушил закон «Об информационных технологиях и средствах связи» тем, что якобы «пренебрежительно высказывался» о политических деятелях в Facebook. Аналогично в индийском штате Мадхья-Прадеш на основании закона «Об информационных технологиях» якобы за распространение карикатуры на индуистскую националистическую группировку задержали двух мужчин. Пакистан также не остался в стороне – в прошлом году в стране был принят закон «О профилактике киберпреступности», давший властям широкие возможности следить за гражданами и цензурировать интернет. В Непале задержали и выдворили из страны канадского адвоката Роберта Пеннера якобы за то, что тот использовал свою страницу в Twitter, чтобы сеять «социальную рознь».

Суровые законы по-прежнему мешали Шри-Ланке преодолеть последствия конфликта с тамильскими сепаратистами, который бушевал в стране несколько десятилетий. Правительство заявляло, что намерено привлечь к ответственности виновных в преступлениях против международного права, но этого так и не было сделано. Вместо этого тамилов, подозревавшихся в связях с «Тиграми освобождения Тамил-Илама» по-прежнему продолжили задерживать по закону «О борьбе с терроризмом», хотя власти еще в 2015 году обещали его отменить.

На эту проблему обратил внимание специальный докладчик ООН по вопросу о пытках во время визита в страну в мае прошлого года. И хотя злоупотреблений антитеррористическим законодательством стало гораздо меньше, чем в период вооружённого конфликта на Шри-Ланке, виновные за них так и не понесли наказания. Правительство все так же не в состоянии привлекать к ответственности за насильственные исчезновения и внесудебные казни, имевшие место в период вооружённого конфликта.

В Афганистане продолжает разрастаться конфликт. По мере того как талибы и другие вооружённые группировки захватывают всё новые районы, терроризируя мирное население, число внутренне перемещённых лиц достигло рекордных 1,5 миллионов человек. Они размещены в перенаселённых лагерях беженцев, где остро не хватает пищи и воды и трудно укрыться от холода.

Гуманитарная катастрофа, по-видимому, усугубится, поскольку мир отвернулся от беженцев и просителей убежища из Афганистана. По данным ООН, потери среди гражданского населения достигли наивысшего уровня за всю историю наблюдений с 2009 года, При этом УВКБ ООН в Пакистане сотрудничало с властями страны в вопросах депортации десятков тысяч афганских беженцев. Высылка осуществлялась в нарушение международного принципа недопустимости принудительного возвращения, согласно которому нельзя депортировать людей в страны, где их права могут быть грубо нарушены. То, что ООН прямо причастна к этому, отнюдь не способствует соблюдению прав беженцев в регионе.

Как и многие другие страны, отвергнувшие беженцев в последние годы, Пакистан оправдывает избранную стратегию вопросами национальной безопасности. По заявлениям правительства, лагеря беженцев – пристанище вооружённых группировок. И хотя правительства имеют полное право принимать меры, необходимые для защиты населения, ни при каких обстоятельствах они не должны действовать в ущерб правам человека.

Власти Пакистана уже отступили от соблюдения данного принципа в Карачи и Белуджистане. Там в ходе силовых операций неоднократно регистрировались нарушения прав человека, в том числе произвольные задержания, пытки, жестокое обращение и внесудебные казни. В прошлом году этот же принцип проигнорировали власти Индии в штате Джамму и Кашмир: власти ввели комендантский час, силовые ведомства применили чрезмерную и неоправданную силу в отношении манифестантов, в том числе дробовики.

Вместо того чтобы соперничать в нарушениях прав человека, правительствам странам Южной Азии следовало бы вступить в конуренцию за то, кто из них обеспечит своему народу лучшее будущее.

Автор: Бирадж Патнайк, директор программы Amnesty International в Южной Азии

#новости #Афганистан #Индия #Пакистан