Эстер Киобел. Фото: частный архив

«Я буду бороться до последнего»: Эстер Киобел о 22 годах попыток привлечь Shell к суду

29/6/2018

Эстер говорит, что активисты Amnesty вдохновляют ее на продолжение борьбы за справедливость

Ровно год назад Эстер Киобел стояла на ступенях Дворца правосудия в Гаане. Более двадцати лет у нее ушло на то, чтобы там оказаться и подать иск против нефтяной корпорации Shell в связи с ее причастностью* к казни ее мужа Баринема Киобела в 1995 году. Баринем Киобел, бывший правительственный чиновник, был повешен военным правительством Нигерии в связи с широкомасштабными протестами против загрязнения нефтепродуктами Дельты Нигера.

«Мы его обожаем», – говорит Эстер о своем покойном муже, которого она последний раз видела более двух десятилетий назад в тюрьме, - «Его душа до сих пор плачет, требуя справедливости».

В 1990-х Огониленд, богатый нефтью район Дельты Нигера, где и жили супруги Киобел, имел огромное экономическое значение как для Shell, так и для правительства Нигерии. Они запаниковали, когда в регионе под руководством «Движения за выживание народа огони» вспыхнули протесты против загрязнения окружающей среды из-за деятельности Shell.

После просьбы Shell о «содействии» нигерийское военное правительство начало жестокие репрессии в отношении общин огони. Завершились они арестом девяти человек, в том числе Баринема Киобела и известного писателя и активиста Кена Саро-Вива, которых безосновательно обвинили в убийстве четырех лидеров огони. Никаких доказательств предъявлено не было, но всех девятерых повесили после нескольких месяцев чудовищных издевательств и вопиюще несправедливого суда.

Для Эстер причастность Shell ко всему произошедшему очевидна. «Мой муж был убит, потому что бог дал этой земле нефть», - говорит она.

Так что в прошлом году Эстер вместе с Викторией Бера, Блессинг Эаво и Чэрити Левула, чьи мужья тоже были казнены, подала иск с сотнями страниц доказательств, обвиняя Shell в том, что она была причастна к нарушениям прав человека, совершенным в отношении народа огони.

Amnesty International, поддерживающая этот иск, провела независимое исследование и считает, что Shell поддерживала власти в их кампании по подавлению протестов даже после того, как узнала, что они совершают нарушения прав человека. Женщины добиваются от Shell компенсаций и извинений.

Вы можете прочесть о расследовании Amnesty соучастия Shell нарушениях прав человека в Огониленде в 1990-х здесь.

Судебная тяжба с могущественной транснациональной кампаний – это мучительно долгий процесс. Из-за невозможности добиться правосудия в Нигерии Эстер сначала подала на Shell в суд в США в 2002 году, но дело было прекращено в 2015 году по юрисдикционным соображениям. Новый иск был подан в родной для Shell юрисдикции – Нидерландах, но здесь появились новые препятствия. В сентябре 2017 года американская юридическая фирма, представляющая интересы Shell, отказалась передать более 100 000 внутренних документов компании, имеющих первостепенное значение для иска Эстер. Учитывая серьезность обвинений, крайне важно, чтобы Shell обнародовала всю остальную информацию.

«Мне надо, чтобы все услышали правду», - говорит Эстер, - «Я буду бороться до последнего вздоха, чтобы увидеть, как с моего мужа будут сняты обвинения в преступлении, которого он не совершал».

Но особую тревогу вызывает то, что спустя более двух десятилетий после этих трагических событий деятельность Shell по-прежнему приводит к загрязнению Огониленда. В начале этого года, проведя собственное расследование, Amnesty International выяснила, что компания до сих пор недостаточно быстро реагирует на сообщения о разливах нефтепродуктов, иногда не проверяя информацию по нескольку месяцев подряд. Организация также нашла доказательства того, что Shell списывает некоторые разливы на саботаж, чтобы не платить компенсации пострадавшим общинам.

Эстер бежала из Нигерии в 1996 году и получила убежище в США, но говорит, что ее друзья и родственники в Нигерии до сих пор страдают от загрязнений, связанных с Shell. «Вся земля и вода, где мы ловим рыбу, все загрязнено. Люди умирают – молодые, старые, дети. У Shell есть деньги, но она отказывается проводить очистку».

Вместо того, чтобы заниматься надлежащей очисткой, Shell тратит время и ресурсы на массу судебных тяжб, касающихся ее безответственных действий по всему миру. Сейчас к Shell подано более 50 исков, связанных с ее участием в нарушениях прав человека в прошлом, коррупцией и нанесением урона окружающей среде. Истцы от Филиппин до Нигерии и США полны решимости добиться привлечения Shell к ответственности за вред, причиненный ею во имя наживы.

Shell не признает свою ответственность во всех таких случаях

Эстер уверена, что, несмотря на все опровержения, Shell полностью осведомлена о масштабах ущерба, который она наносит.

«У Shell есть деньги, чтобы заставить людей замолчать», - говорит она, - «Они должны прийти и встретиться с нами в суде. Если они ничего не сделали, то они должны прийти и встретиться с нами в суде… Что Shell прячет? Я хочу, чтобы мир узнал, что Shell сделала, и увидел, как они предстанут перед судом».

Эстер надеется покончить с безнаказанностью, которой Shell пользовалась десятилетиями. Несмотря на то, что процесс идет медленно, она говорит, что ей придают сил тысячи активистов Amnesty International со всего мира, которые ее поддерживают, присылают письма солидарности и подписывают петиции с требованием правосудия.

«Amnesty International и другие активисты-правозащитники снова придали смысл моей жизни и жизни моих родственников. Я счастлива, потому что знаю, что люди, такие как сторонники Amnesty, поддерживают мою борьбу», - подчеркнула она.

«Я благодарна [активистам] за все, что они делают для нас. Я прошу вас продолжать это доброе дело, поддерживать нас и помогать нам бороться с той несправедливостью, от которой страдает наш народ».

Эстер по-прежнему ждет, когда ее иск к Shell дойдет до суда. Ее 22-летняя битва за справедливость продолжается.

*Shell заявила, что утверждения Amnesty International о ее текущей деятельности ложны, безосновательны и не учитывают тех сложных условий, в которых она осуществляет свою деятельность. Shell также опровергла утверждения о том, что она поддерживала карательные операции нигерийских военных в Огониленде в 1990-е годы, и заявила, что компания «не действовала в сговоре с военными властями для подавления общинных беспорядков и никаким образом не потворствовала и не поддерживала какие бы то ни было акты насилия в Нигерии».

#блог #Shell #Нигерия