Зейнаб Секаанванд, фото из частного архива

Девушка-подросток стала жертвой изнасилования. На этой неделе иранские власти казнили её.

10/10/2018

Текст: Мансуре Миллс, исследователь Amnesty International по Ирану

«Девочка-невеста». «Преступница». «Несовершеннолетняя правонарушительница». Вот лишь некоторые ярлыки, которые успели навесить на Зейнаб Секаанванд за её жизнь, оказавшуюся такой короткой. В Зейнаб Секаанванд, которую во вторник казнили в тюрьме Урумие в иранской провинции Западный Азербайджан, редко видели ту, кем она была на самом деле: уязвимую молодую женщину, с самого детства затянутую в водоворот насилия и сексуальных злоупотреблений.

Секаанванд, которую повесили, когда ей было 24 года, почти треть своей жизни провела в тюрьме. В феврале 2012 её арестовали и судили за убийство мужа, на момент совершения этого преступления ей было 17 лет. Она заявила, что брат её мужа многократно насиловал её, а после ареста она подвергалась пыткам в полиции.

В деле Секаанванд особенно шокирует множество возможностей, которые имели иранские власти, чтобы вмешаться в происходящее и помочь ей. Секаанванд сообщила о злоупотреблениях, которым она подверглась. Она пыталась добиться того, чтобы её услышали, но власти проигнорировали её слова.

Подобный сценарий слишком хорошо знаком многим женщинам и девочкам. Но поскольку Секаанванд жила в Иране, её история приняла особенно мрачный оборот.

В Иране много таких, как Секаанванд – страна остаётся одним из последних государств в мире, где казнят «несовершеннолетних правонарушителей». По меньшей мере 88 человек, которым на момент совершения преступлений ещё не исполнилось 18 лет, находятся в настоящее время в камерах смертников, некоторые из них томятся там уже больше десяти лет. Казнь Зейнаб заставляет вспомнить случай Фатимы Салбехи, которую казнили в 2015 году, когда ей было 23 года за убийство мужа, за которого её заставили выйти в 16-летнем возрасте.

При ближайшем рассмотрении дело Секаанванд выглядит как пример из учебника, иллюстрирующий бесчисленные способы, какими иранская система правосудия нагромождает несправедливость на несправедливость в отношении женщин.

Зейнаб Секаанванд родилась на северо-западе Ирана, в обедневшей и культурно консервативной курдской семье. Ей было всего 15 лет, когда она убежала из дома, чтобы выйти замуж за мужчину, которого звали Хоссейн Сармади. Зейнаб рассказала, что брак казался ей единственной возможностью как-то улучшить свою жизнь. Однако муж оказался жестоким человеком, он оскорблял жену словесно и физически.

Секаанванд неоднократно пыталась получить развод, однако муж отказывался от этого. Глубоко укоренившаяся в Иране правовая система является дискриминационной в отношении женщин и девочек и зачастую мешает им получить развод даже в тех случаях, когда они подвергаются насилию в семье.

Секаанванд неоднократно обращалась в полицию с жалобами на жестокое обращение со стороны мужа; в полиции регистрировали её обращения, однако оставили без внимания все её просьбы о помощи, бездействуя и даже не пытаясь проводить расследование.

В отчаянии Секаанванд попыталась вернуться к родителям, однако они отказались принять её из-за того, что она убежала из дома. Она заявила, что брат её мужа регулярно насиловал её.

Будучи ещё ребёнком, она оказалась во власти двух жестоких и грубых мужчин, и никто не помог ей.

В феврале 2012 года Секаанванд арестовали за убийство мужа. Ей было отказано в доступе к адвокату; по её словам, на допросах сотрудники полиции пытали и избивали её. Таковы были обстоятельства, при которых Секаанванд «призналась» в том, что ударила мужа ножом.

Только на заключительном судебном слушании, через три года после её ареста, власти предоставили ей адвоката. На этом судебном заседании она отказалась от своего «признания» и заявила судье, что на самом деле убийство совершил брат её мужа, который, по её словам, много раз насиловал её.

Секаанванд заявила в суде, что её деверь сказал, что если она возьмёт ответственность на себя, то он затем простит её. По иранскому законодательству родственники убитого имеют право простить преступника и принять взамен денежную компенсацию.

Однако вместо того, чтобы провести новое расследование, власти отклонили заявление Секаанванд, признали её виновной и приговорили к смерти через повешение.

Но трагическая история Секаанванд на этом не закончилась. В 2015 году в тюрьме Урумие Секаанванд вышла замуж за другого заключённого и забеременела. Ребёнок родился мёртвым в сентябре 2015 года. Врачи заявили, что ребёнок умер в утробе за два дня до родов из-за шока — примерно в это время казнили сокамерницу Секаанванд, которая была её лучшей подругой. Власти заставили Секаанванд вернуться в тюрьму спустя всего лишь день после родов, не предоставив ей никакой послеродовой терапии или психологической поддержки.

Перед тем, как казнить её на этой неделе, власти заставили её пройти тест на беременность. Тест оказался отрицательным, и власти восприняли это как сигнал к тому, чтобы лишить её жизни.

Трагическую жизнь Секаанванд обусловила действующая в Иране правовая система, которая является вопиюще дискриминационной по отношению к женщинам. Эта система предусматривает уголовную ответственность для девочек начиная с 9 лет, а для мальчиков начиная с 15 лет; в соответствии с этим законодательством девочку начиная с 13 лет можно на законных основаниях выдать замуж, а изнасилование мужем собственной жены не является уголовным преступлением.

Действующее законодательство также обязывает женщин и девушек носить хиджаб, а те, кто протестует против этой неправомерной, дискриминационной и унижающей достоинство практики, оказываются за решёткой.

По иранским законам свидетельские показания женщины менее весомы, чем показания мужчины. Поэтому никто из тех, кто облечён властью, не стал слушать историю Секаанванд. Они предпочли сделать так, чтобы она навсегда умолкла.

Статья была впервые опубликована в журнале TIME

См. также: Бесчеловечность смертной казни – позор властям

#новости #смертная казнь