© Dmitry Borko
25/1/2017

Конституционный суд получил шанс отменить уголовную ответственность за участие в «несанкционированных» акциях протеста

Конституционный Суд РФ 24 января приступил к рассмотрегнию жалобы узника совести Ильдара Дадина, попросившего проверить конституционность статьи 212.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ). Статья была введена в июле 2014 года и предусматривает уголовную ответственность за неоднократное (более трёх раз в течение 180 дней) нарушение неправомерно ограничительного порядка организации и проведения публичных мероприятий в России. «Преступление» карается лишением свободы на срок до пяти лет. Ильдар Дадин оказался первым и пока последним человеком, осуждённым по статье 212.1, он приговорен к 2,5 годам заключения.

Слушания в Конституционном Суде дают возможность отменить эту статью, допускающую привлечение к уголовной ответственности и лишение свободы мирных демонстрантов за попытку воспользоваться правом на свободу мирных собраний, а также аннулировать приговор Ильдару Дадину и отпустить его на свободу.

Права на свободу мирных собраний и выражение мнений закреплены в международном праве в области прав человека и гарантируются Конституцией РФ, которая гласит: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Статья 212.1 Уголовного кодекса нарушает эти права, поскольку позволяет привлекать людей к уголовной ответственности не только за акты насилия и другие деяния, на которые не распространяется свобода мирных собраний и выражения мнений, но и за законную реализацию такого права.

Статьёй 212.1 была введена уголовная ответственность за неоднократные административные нарушения установленного порядка организации и проведения публичных мероприятий. Частично этот порядок сам по себе попирает свободу мирных собраний и выражения мнений, а значит, за несоблюдение таких правил вообще нельзя привлекать к административной ответственности. Так, требование заранее согласовывать публичное мероприятие с властями и административная ответственность за его невыполнение не соответствуют международным стандартам, регулирующим право на мирные собрания. Статья 212.1 Уголовного кодекса предусматривает уголовную ответственность и лишение свободы участников мирных акций протеста, если они неоднократно нарушили эти неправомерно ограничительные требования.

Ильдар Дадин — узник совести, судебное преследование которого связано исключительно с его мирными акциями протеста. Он стал первым в России человеком, осуждённым по статье 212.1 УК РФ. Уголовное дело против Ильдара Дадина было возбуждено за участие в четырёх мирных акциях протеста в течение 180 дней. В декабре 2015 года его приговорили к трём годам лишения свободы. В ходе обжалования этот срок был сокращён до 2,5 лет. В сентябре 2016 года адвокаты Ильдара Дадина подали жалобу в Конституционный Суд, заявив, что статья 212.1 нарушает конституционные права Дадина.

Amnesty International считает, что осуждение Ильдара Дадина по статье 212.1 УК РФ и лишение его свободы нарушает целый ряд его прав, закреплённых в международном праве в области прав человека и Конституции РФ: на свободу мирных собраний, на свободу выражения мнений, на справедливый суд, в том числе право не привлекаться к ответственности дважды за одно и то же правонарушение.

Amnesty International неоднократно требовала от российских властей немедленно и безоговорочно освободить Ильдара Дадина, а также отменить правовые нормы, позволяющие привлекать мирных демонстрантов к ответственности и лишать их свободы за осуществление права на свободу мирных собраний.

Статья 212.1 противоречит целому ряду международных и региональных документов в области прав человека, в том числе таким как Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП) и Европейская конвенция по правам человека (ЕКПЧ), к которым присоединилась Россия.

Право на свободу мирных собраний и свободу выражения мнений

• Оба соглашения гарантируют право на свободу мирных собраний (статья 11 ЕКПЧ, статья 21 МПГПП) и свободу выражения мнений (статья 10 ЕКПЧ, статья 19 МПГПП).

• В своих решениях по таким делам, как Ойя Атаман против Турции и Букта и др. против Венгрии, Европейский суд по правам человека особо отмечал, что если демонстранты не участвуют в актах насилия, «важно, чтобы власти продемонстрировали определенный уровень терпимости по отношению к мирным собраниям с тем, чтобы свобода собраний не была лишена своей сути».

• В деле Йылмаз Йылдыз и др. против Турции Европейский суд по правам человека постановил, что мирные демонстрации не должны в принципе подвергаться угрозе уголовного наказания.

• В совместном докладе о надлежащем проведении собраний, подготовленном двумя Специальными докладчиками ООН: по вопросу о праве на свободу мирных собраний и праве на ассоциацию и по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казнях, — подчёркивалось, что людей нельзя привлекать ни к уголовной, ни к гражданской, ни к административной ответственности за сам акт организации мирной акции протеста или участия в ней.

• Статья 212.1 УК РФ, напротив, предусматривает уголовную ответственность и лишение свободы мирных демонстрантов за нарушение чрезмерных ограничений прав на свободу мирных собраний и свободу выражения мнений, действующих в России.

Дело Ильдара Дадина особенно ярко показывает, насколько статья 212.1 УК РФ противоречит международным и региональным нормам права в области прав человека. Он не только вёл себя мирно во время акций протеста, но и не оказывал сопротивления при задержании.

Право не привлекаться к ответственности дважды за одно и то же правонарушение

Кроме того, статья 212.1 нарушает право не привлекаться к ответственности дважды за одно и то же правонарушение, что закреплено в МПГПП и протоколе № 7 к ЕКПЧ (Протоколе).

• Соглашения предусматривают, что никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осуждён или оправдан (пункт 7 статьи 14 МПГПП, пункт 1 статьи 4 Протокола).

• Статьёй 212.1 вводится уголовная ответственность за совокупность административных нарушений, которые и так караются каждое в отдельности.

• В деле Каспаров и др. против России Европейский суд по правам человека постановил, что административные санкции за нарушение порядка проведения публичных мероприятий в России настолько суровы, что «в действительности они представляют собой уголовное правонарушение в целях применимости статьи 6». Решение касалось митинга в апреле 2007 года, когда административные наказания за нарушение установленного порядка были куда менее суровыми, чем те, что появились с тех пор.

Ильдара Дадина четыре раза штрафовали за участие в четырёх мирных акциях протеста, а потом лишили свободы за те же самые деяния по статье 212.1 УК РФ за «неоднократное нарушение».

Прочие нарушения стандартов справедливого судебного разбирательства

Помимо прочего, статья 212.1 УК РФ нарушает права обвиняемого, закреплённые в статье 14 МПГПП и статье 6 ЕКПЧ.

• Соглашения утверждают принцип презумпции невиновности и содержат несколько гарантий справедливого судебного разбирательства для каждого обвиняемого в уголовном преступлении, в том числе право защищать себя лично и право на защитника (статья 14 МПГПП, статья 6 ЕКПЧ).

• Статья же 212.1 превращает доказывание соответствующего «преступления» в чистую формальность. Она позволяет стороне обвинения и суду, вместо изучения фактов, использовать в качестве доказательства вины подсудимого решения, вынесенные в ходе административных разбирательств с более низкими стандартами процедур и доказывания. Процедуры вынесения решений по административным делам не предусматривают тех гарантий, которые есть в уголовном процессе, включая право на помощь адвоката. Кроме того, в деле Ильдара Дадина предусмотренный законом период для обжалования решений по административным делам ещё не истёк к моменту вынесения ему уголовного приговора на основе тех решений.

Краткая справка

Проблемы с соблюдением прав на свободу выражения мнений, мирных собраний и объединений существуют в России давно. Однако с мая 2012 года на эти права ведётся постоянное наступление. Поправки к законам привели к дополнительному ужесточению норм, и без того носивших ограничительный характер. Применение как новых, так и старых законов становится всё более запретительным, притом что наказания за их нарушение и сфера действия значительно ужесточились.

Согласно чрезмерно ограничительному закону РФ о митингах за редкими исключениями (небольшое количество демонстрантов, собирающееся в специально отведённых и обычно безлюдных местах), любые коллективные публичные акции протеста можно проводить только с санкции властей. На большинство акций протеста в России либо налагаются строгие ограничения, либо их запрещают и разгоняют. В то время как прокремлёвские митинги (зачастую организованные властями) разрешается проводить в наиболее выгодных с точки зрения расположения площадках, акции оппозиции убирают с оживлённых улиц и центральных площадей. Проправительственным объединениям позволяют беспрепятственно организовывать контрдемонстрации, а в некоторых случаях ещё и запугивать протестующих и нападать на них. Тем, кто ещё пытается проводить публичные акции протеста, становится всё труднее проходить процедуру их согласования.

Единственный вид публичной акции, которая не требует предварительного уведомления властей, — одиночный пикет, который по определению не является средством для реализации права на свободу мирных собраний. Но и эту маленькую лазейку прикрывают, например, вводя строгую дистанцию, на которой должны отстоять друг от друга пикетчики, и дискриминационный закон о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Amnesty International документирует множество случаев, когда власти прерывают одиночные пикеты под предлогами, не имеющими никаких юридических оснований.

Активизация протестов в России в 2014 году после Евромайдана на Украине привела к законодательным инициативам, ещё сильнее урезавшим право на свободу мирных собраний. Одной из таких инициатив стало принятие статьи 212.1, позволившей быстро лишать свободы мирных демонстрантов, а также увеличение административных наказаний за нарушение порядка проведения публичных мероприятий.

За первое официально признанное нарушение установленного порядка предусматривается штраф в размере 30 000 рублей (около $508) и до 10 суток административного ареста. За второе и третье нарушение грозит штраф в размере до 300 000 рублей (около $5000) и до 30 суток административного ареста. Четыре нарушения, совершённые в течение 180 дней, считаются уголовным преступлением, предусматривающим ряд наказаний, в том числе штраф в размере до 1 млн рублей ($17 000) и до пяти лет лишения свободы. В наказаниях за неоднократное нарушение установленного порядка организации и проведения публичных мероприятий в РФ не делается различия между мирными демонстрантами и демонстрантами, прибегающими к насилию, не учитывается характер действий участников собрания и последствия таких действий. Штрафы крайне несоразмерны минимальному размеру оплаты труда, составляющему сейчас в России 7500 рублей в месяц (около $127).

К настоящему времени по статье 212.1 были возбуждены дела в отношении нескольких правозащитников: Ильдара Дадина, Владимира Ионова, Ирины Калмыковой и Марка Гальперина. Ильдар Дадин стал первым, кого по ней осудили, и он оспаривает её конституционность.

Если Конституционный Суд РФ признает статью 212.1 противоречащей Конституции, она больше не будет применяться. Суд также может истолковать её таким образом, чтобы ограничить сферу её применения, не объявляя неконституционной целиком.

Дополнительные сведения об Ильдаре Дадине

Ильдар Дадин — первый, кого осудили за неоднократное нарушение закона о митингах по статье 212.1 Уголовного кодекса.

С 6 августа по 5 декабря 2014 года полиция не менее четырёх раз задерживала Ильдара Дадина во время мирных акций протеста в Москве. Во время этих акций он не причинял вреда окружающим. Каждый раз после этого его штрафовали за «правонарушения».

Срок его последнего 15-дневного административного ареста истек 30 января 2015 года. Но вместо освобождения, его перевели под домашний арест в связи с возбуждённым против него уголовным делом по статье 212.1.

Басманный суд в Москве 7 декабря 2015 года приговорил Ильдара Дадина к трём годам колонии, хотя прокурор требовал двух лет. Московский городской суд 31 марта 2016 года в порядке обжалования сократил срок до 2,5 лет, но обвинительный приговор оставил в силе.

В письме жене, опубликованном на информационном сайте 1 ноября 2016 года, Ильдар Дадин рассказал о том, как его пытали и подвергали жестокому обращению, включая сильные избиения и угрозы изнасилованием, по прибытии 10 сентября 2016 года в колонию карельского города Сегежа.

Хотя Федеральная служба исполнения наказаний отказалась признавать пытки, 13 декабря 2016 года она сообщила, что Ильдара Дадина переводят в другую колонию «в целях обеспечения его личной безопасности». На протяжении месяца ни родные, ни адвокаты не знали, где он находится. Лишь 8 января 2017 года жене Ильдара Дадина Анастасии Зотовой стало известно, что его перевели в колонию ИК-5 в Алтайском крае. Она располагается более чем в 3500 км от Москвы, что чрезвычайно затрудняет и удорожает его посещение родственниками и адвокатами. По всей видимости, перевод Ильдара Дадина в удалённую колонию представляет собой форму притеснения в отместку за его жалобы.

#новости #Россия